Выполняется запрос

Система контроля членов структуры нацистской полиции

Автор:
Миськевич Александр Владимирович

Несмотря на многочисленные протесты Гиммлера и Гейдриха, им так и не удалось добиться от Гитлера распоряжения прекратить работу Института Геринга — слишком уж ценными оказались для фюрера сводки, в которых содержались сведения о телефонных разговорах лиц из его ближайшего окружения. Для Гитлера эти сведения являлись дополнительным источником информации не только и не столько о секретах противников его режима, сколько о секретах службы Гиммлера и верхушки полицейского аппарата в целом. Это была испытанная тактика противопоставления и натравливания друг на друга лиц из высшей партийной бюрократии, лиц, которые могли бы при известном стечении обстоятельств приобрести самостоятельную власть, договориться между собой и даже стать соперниками Гитлера. И в первую очередь такие подозрения могли зародиться в душе Гитлера в отношении руководства секретных служб, которые работали бесконтрольно. У Гиммлера остался лишь один выход — создать в противовес Герингу свой собственный аппарат подслушивания, в частности, телефонных разговоров Геринга и его приближенных. Это было, конечно, поражением Гиммлера, ибо ему пришлось смириться с существованием параллельного аппарата слежки, включая слежку за сотрудниками СС и СД. Но до конца войны он так и не смог организовать настолько совершенный и технически оснащенный аппарат подслушивания, каким обладал Геринг.

Зато в политической сфере Гиммлер сумел завоевать новые позиции, которые настолько усилили его власть, что в 1937—1938 гг. он оказался вполне сопоставимым по влиянию на судьбы рейха с такой фигурой, как Геринг, хотя Геринг считался преемником Гитлера.

Существенно помогло Гиммлеру «изобретение», которое приписывается Гейдриху, наиболее честолюбивому полицейскому в полицейском государстве Гитлера. «Изобретение» это заключалось в следующем: Гиммлер начал раздавать чины группенфюреров СС крупным бонзам, не имевшим прямого отношения к аппарату насилия. Эти «почетные» функционеры СС — видные деятели в области экономики, политики и культуры — получили не только чины, но и черные эсэсовские мундиры. Они тем самым как бы приобщились к «ордену Гиммлера», к новой элите нацистского рейха.

В один прекрасный день на очередном приеме перед иностранными дипломатами предстала удивительная картина: виднейшие сановники гитлеровской империи в большинстве своем были одеты в черные мундиры СС. Эсэсовский «орден» пополнился сотнями «почетных членов». «К началу 1940 г.,— констатирует историк германского фашизма Мартин Бросцат,— все чиновники полиции и руководители других ведомств либо сами оказались чиновниками СС, либо получили от Гиммлера звание почетных членов его организации».

Между тем Гиммлер продолжал строить свою сугубо секретную политическую империю, постоянно совершенствуя ее структуру и приспосабливая ко все расширяющимся задачам подавления и уничтожения целых прослоек населения, а потом и суверенных стран и народов.

Довольно скоро Гиммлер прибавил к своему званию рейхсфюрера СС титул — шеф (начальник) германской полиции. И это было отнюдь не только формальностью. Централизация полицейской власти повлекла за собой реорганизацию как полицейского управления, так и руководящих органов СС. Политическая полиция приобрела свой самостоятельный статус в рамках полицейской империи, а другие органы полицейской власти были также объединены в особом центральном управлении со своими специфическими функциями. Так возникли два больших главных ведомства. Одно называлось Главное ведомство полиции безопасности («зипо»), а другое — Главное ведомство полиции порядка («орпо»). Указ о новой структуре полицейской власти был издан 26 июня 1936 г., то есть через 21/2 года после прихода Гитлера к власти.

«Злые Гении»: жизненная стратегия АНТИличности фото
«Злые Гении»: жизненная стратегия АНТИличности

Известно: в историю можно войти с парадного входа, а можно с черного. Тех, кто входит с парадного, обычно называют великими людьми, иногда гениями. Тех, кто входит с черного, – «злыми гениями».

Один из первых вопросов, с которых началась эта книга, – а существуют ли они, злые гении? Может быть, их придумали массовая культура и искусство: сумасшедших ученых, диктаторов, мечтающих поработить мир, комиксовых суперзлодеев?

Теперь, спустя два года после того, как начался сбор материалов по теме, можно сказать утвердительно. Да, «злые гении» существуют. Но то, какими рисуют их литература и кино, ничего общего не имеет с реальностью.

Руководителем ведомства «орпо» был назначен полковник полиции, старый кадровый нацист, отличившийся при подавлении «бунта Стеннеса», Курт Дал юге. Руководителем второго управления — полиции безопасности — группенфюрер СС Рейнхард Гейдрих.

В подчинении полиции порядка находились обычные полицейские формирования, жандармерия, земельная полиции. В подчинении Гейдриха — тайная полиция (гестапо) и уголовная полиция («крипо»). Каждое из главных ведомств делилось на управления и отделы.

Ведомство политической полиции имело следующие отделы:

  • 1-й отдел — коммунизм и марксизм,
  • 2-й отдел — церковь, секты, эмигранты, масоны, евреи,
  • 3-й отдел — реакционеры, оппозиционеры,
  • 4-й отдел — концентрационные лагеря, предварительное заключение,
  • 5-й отдел — аграрные и социально-политические проблемы.
  • 6-й отдел — радиоперехват,
  • 7-й отдел — НСДАП и примыкающие к ней массовые организации,
  • 8-й отдел — иностранная политическая полиция,
  • 9-й отдел — сбор и обработка сводок,
  • 10-й отдел — печать,
  • 11-й отдел — гомосексуализм,
  • 12-й отдел — Контрразведка.

Эта структура нуждается в некоторых пояснениях. Принципиальное отличие ее от структуры полицейской власти в других буржуазных странах состоит, прежде всего, в том, что она носит идеологический и расовый характер.

Новую политическую полицию рейха интересовали не просто отдельные лица (преступники, нарушители законов), а целые категории и группы населения, которые по тем или иным идеологическим и расовым причинам считались неугодными нацистскому режиму.

Естественно, что врагом номер один для Гиммлера и К0 были «коммунисты и марксисты», то есть передовая, наиболее активная часть германских трудящихся. С первых дней существования нацистского режима и буквально до последнего дня, дня тотального поражения германских фашистов, карательный аппарат боролся с коммунистами-подпольщиками, с пролетариями, сочувствующими и помогающими Сопротивлению. Все бывшие члены запрещенной КПГ и левые социал-демократы автоматически подвергались слежке и преследованиям. Именно первый отдел гестапо был ключевым отделом. Шеф гестапо Мюллер и его начальники Гейдрих и Гиммлер уделяли ему самое пристальное внимание. Здесь прошли кровавую «практику» все эсэсовские палачи, которые впоследствии зверствовали в оккупированных странах Европы и на оккупированных территориях Советского Союза.

Итак, задачи отделов нацистской полицейско-сыскной организации определялись политикой и идеологией. Один из отделов, как показано выше, занимался, например, специально сектантами масонами. В тот же отдел входили эмигранты. Другой отдел ведал лицами, которые определялись как «реакционеры». Люди зачисленные во все эти категории, и в первую голову коммунисты автоматически попадали в число подозреваемых, подлежащих гонениям, заключению в концентрационные лагеря и истреблению. Полицейский аппарат был, так сказать, «натаскан» на борьбу не с преступностью, а с идеологией и с «неполноценными» группами населения (с точки зрения расовой полноценности) сначала внутри рейха, а потом и во всей Европе, на захваченных гитлеровцами территориях. Иными словами, речь шла о сотнях тысяч или даже миллионах людей, не соответствовавших принципам нацистского «вероисповедания».

Вот почему к службе политической полиции нацистской Германии в целом и к чиновникам, занятым в ней, нельзя подходить с критериями, с которыми обычно подходят к обязанностям чиновников полицейских ведомств в капиталистических странах. Это был прежде всего аппарат определенного идеологического назначения, но действовал он по бюрократическим правилам и законам, имманентно присущим любому буржуазному аппарату.

Однако описание политической полиции, созданной Гиммлером и Гейдрихом, было бы неполным, если не коснуться еще одной важной ее черты — существования «внеструктурных» образований: органов, не укладывавшихся в приведенную выше схему. Эти органы исполняли сверхсекретные задания и служили, в частности. для наблюдения за самой полицией, чем-то вроде «домашней» полиции Гиммлера. Чаще всего «внеструктурные» образования носили название зондеркоманд. Именно зондеркоманды провели такие операции, как организация убийства югославского короля Александра и французского министра иностранных дел Барту в Марсбле в 1935 г., убийство австрийского канцлера Дольфуса в 1934 г. и т. д.

В дальнейшем о функциях зондеркоманд будет рассказано более подробно. Они служили важным орудием власти Гиммлера, а затем и фюрера и, может быть, ярче всего отражали суть нацистского режима. Роль зондеркоманд в событиях 30 июня 1934 г. мы описали достаточно подробно, хотелось бы отметить еще раз, что в этих событиях они выступили, в частности, как важное орудие внутрипартийных расправ.

«Нововведением» Гиммлера — Гейдриха после сосредоточения полицейской власти в своих руках было создание центральной картотеки для полицейско-сыскной службы. Внушить страх, вести слежку за всем населением Германии, за каждым человеком в отдельности, а затем и за широкими слоями населения в оккупированных нацистами странах – вот что являлось главной целью  рейхсфюрера СС. . Для этого следовало придать аппарату полиции «техническое» совершенство, использовать буквально все тогдашние достижения науки и техники. Организация (а вернее, реорганизация) картотек была поручена одному из близких сотрудников Гейдриха — оберштурмфюреру СС доктору Мельхорну. Он создал гигантское (по тем временам) сооружение: картотека представляла собой огромных размеров круг, на котором помещались отдельные карточки. Вращался этот круг при помощи электромотора. Его можно было остановить на определенном месте, нажав на кнопку. При этом из соответствующей ячейки выскакивала искомая карточка, на которой значились данные об интересующем гестапо лице. Гиммлер и Гейдрих очень гордились этой полицейской новинкой, «чудом техники», и демонстрировали свое изобретение время от времени иностранным гостям из «родственных ведомств».

На Нюрнбергском процессе главных военных преступников генерал-фельдмаршал Мильх показал: «Мы все были убеждены, что находимся под постоянным наблюдением, независимо от того, в каком ранге состоим. Я думаю, что не было такого человека, который не числился бы в картотеке (гестапо.— Авт.)». А бывший министр экономики Шахт обнаружил, что у него в доме был спрятан микрофон и что его прислуга — сотрудница гестапо. Прислуга имела свой аппарат подслушивания, при помощи которого могла следить за разговорами хозяина дома даже в его спальне.

Мельников Д. Е., Черная Л. Б. Империя смерти: Аппарат насилия в нацистской Германии. 1933—1945.— М.: Политиздат, 1989.— 414 с.  Стр. 65-73