Выполняется запрос
 

Механизмы отключения внутреннего контроля

Автор:
Миськевич Александр Владимирович

В основе этой модели — признание того, что большинство людей усваивает моральные стандарты в процессе нормаль­ной социализации, главным образом в детстве. Эти стандарты поощряют просоциальное поведение и препятствуют антисо­циальному поведению — тому, что считают «плохим» наши родители и ближайшее окружение. Со временем эти внешние моральные стандарты, которые преподают нам родители, учи­теля и другие авторитеты, превращаются в личный, внутренний кодекс поведения. Мы начинаем контролировать свои мысли и действия, и этот самоконтроль начинает приносить удовлетворение и дает нам ощущение собственной ценности. Мы учимся ограничивать собственную жестокость по отно­шению к другим и вести себя гуманно. Однако механизмы самоконтроля и саморегуляции не постоянны и не статичны. Скорее, ими управляет динамический процесс, в котором мо­жет быть выборочно активизирована моральная самоцензура, способствующая «хорошему» поведению; в других случаях она может быть подавлена, и тогда мы ведем себя «плохо». Люди и группы иногда «отключают» обычные моральные нормы — в определенные моменты, в определенных ситуациях, с определенными целями. Они как будто переводят рычаг нрав­ственности в нейтральное положение и движутся по инерции, не думая о том, что могут наехать на пешехода; а потом снова переключают его на более «нравственную» передачу и возвра­щаются к обычным моральным стандартам.

«Злые Гении»: жизненная стратегия АНТИличности фото
«Злые Гении»: жизненная стратегия АНТИличности

Известно: в историю можно войти с парадного входа, а можно с черного. Тех, кто входит с парадного, обычно называют великими людьми, иногда гениями. Тех, кто входит с черного, – «злыми гениями».

Один из первых вопросов, с которых началась эта книга, – а существуют ли они, злые гении? Может быть, их придумали массовая культура и искусство: сумасшедших ученых, диктаторов, мечтающих поработить мир, комиксовых суперзлодеев?

Теперь, спустя два года после того, как начался сбор материалов по теме, можно сказать утвердительно. Да, «злые гении» существуют. Но то, какими рисуют их литература и кино, ничего общего не имеет с реальностью.

Далее модель Бандуры описывает конкретные психологи­ческие механизмы, посредством которых люди оправдывают свои пагубные действия. При этом они выборочно подавляют внутренний контроль, регулирующий их поведение. Этот про­цесс — фундаментальное свойство человеческой природы. Бандура утверждает, что он помогает объяснить не только по­литическое, военное насилие и терроризм, но и «повседнев­ные ситуации, в которых приличные люди по привычке делают то, что защищает их интересы, но при этом наносят вред дру­гим».

Активизируя один или несколько из следующих четырех когнитивных механизмов, каждый из нас способен оправдать любое свое деструктивное или злонамеренное поведение.

Во-первых, мы можем изменить смысл нашего поведения: из вредного оно становится благородным. Например, мы соз­даем моральные оправдания тех или иных действий с точки зрения нравственного императива, допускающего насилие, или создаем сравнения, противопоставляющие наше «спра­ведливое» поведение злонамеренному поведению врагов. (Мы их всего лишь пытаем; а они нас убивают.) Той же цели слу­жат эвфемизмы, маскирующие реальность наших жестоких действий. («Сопутствующий ущерб» — это когда мирных жи­телей разбомбили в пыль; а «дружественный огонь» означает, что солдат был убит по глупости или в результате намеренных действий своих товарищей.)

Во-вторых, мы можем «не видеть» прямой связи между на­шими действиями и их пагубными результатами, рассеивая или перекладывая личную ответственность. Мы избавляемся от мук совести, если просто не воспринимаем себя как пре­ступников против человечества.

В-третьих, мы можем «не замечать» вреда, который при­чинили наши действия другим людям. Мы игнорируем, иска­жаем, преуменьшаем негативные последствия своего поведе­ния или вообще не верим в их наличие.

Наконец, в-четвертых, мы можем считать, что жертвы заслуживают наказания, возлагаем на них всю вину, и, ко­нечно же, дегуманизируем их: ведь они не заслуживают чело­веческого отношения.

Понимание процессов дегуманизации не оправдывает ее.

Важно еще раз добавить, что подобные психологические ис­следования ни в коем случае не предназначены для того, чтобы оправдывать или узаконивать безнравственные и преступные действия. Исследуя и описывая когнитивные механизмы, по­средством которых люди отделяют свои моральные стандарты от поведения, мы лучше понимаем, как предотвратить этот про­цесс, ясно указывая на потребность в моральных обязательствах как основополагающем качестве гуманного общества.

Зимбардо Ф. Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев / Филип Зимбардо; Пер. с англ. — 3-е изд. — М.: Альпина нон-фикшн, 2016. — 740 с. Стр. 467-468