Выполняется запрос

Политические приемы организации и удержания власти Царевной Софьей

Автор:
Матущенко Виктория Владимировна

Фундамент власти Софьи составляла поддержка ее наиболее активными членами Боярской думы, которые не могли не понимать, что из всего царского семей­ства только она обладает достаточными знаниями и способ­ностями для принятия государственных решений. А во взаимодействии правительницы с Думой, собственно, и состоял механизм управления страной в период регентства. […]

Важным событием в жизни двора и правящей династии ста­ла женитьба царя Ивана Алексеевича. Брак этот был задуман Софьей с сестрами еще в мае 1682 года, однако юный возраст и болезненное состояние старшего царя заставили на время от­ложить его. Важную роль в деле женитьбы Ивана Алексееви­ча сыграл Иван Милославский, который в качестве невесты предложил «первую красавицу России», девятнадцатилетнюю Прасковью — дочь своего лучшего друга Федора Петровича Салтыкова. Невеста не радовалась предстоящему браку и даже заявила прилюдно:

— Лучше уж умереть, чем идти за царя Ивана.

Однако чувства девушки не имели никакого значения, ког­да на кону стояла судьба династии. Софья надеялась, что рож­денные Прасковьей мальчики продолжат царский род по ли­нии Милославских. В таком случае Петр как представитель младшей ветви семьи Романовых был бы оттеснен от власти, а сама Софья Алексеевна смогла бы еще долгое время оста­ваться регентшей и соправительницей при царе Иване и его потомках.

К моменту реализации матримониального замысла отно­шения Софьи и Ивана Милославского испортились оконча­тельно. Горн в донесении привел сведения об интригах Ивана Михайловича, говорившего царевнам:

— Я не понимаю, отчего Софья, даже не старшая из сес­тер, правит одна, без вас. Вы должны настаивать на браке царя Ивана, от которого у Софьи поубавится важности.[…]

Деятельность Софьи Алексеевны опроверга­ет этот скептический взгляд на возможности осуществления женской власти. В качестве друзей и помощников она выбра­ла себе двух мужчин, отличавшихся большими способностями и энергией. Они были совершенно не похожи друг на друга и вместе с Софьей составляли почти идеальный двигатель госу­дарственной политики.

-Старший из фаворитов Софьи, князь Василий Васильевич Голицын, родился в 1643 году в семье, занимавшей видное, хо­тя и не первое место в государстве.[…]

Василий Васильевич был одним из образованнейших лю­дей своего времени. В качестве руководителя российской дип­ломатии он внес ощутимый вклад в формирование внешне­политической системы страны. Современные исследователи оценивают результативность этой политики очень высоко. По справедливому отзыву историка А. П. Богданова, «деятель­ность князя Василия Васильевича Голицына стала образцом высокого дипломатического искусства, способствовала фор­мированию той школы русских дипломатов, которая обеспе­чивала внешнеполитическую сторону преобразований Пет­ра I».

Возраст другого мужчины, много значившего для Софьи, неизвестен. Судя по всему, он был моложе Голицына, но не­намного. Федор Леонтьевич Шакловитый обеспечил себе го­ловокружительную карьеру благодаря своим способностям, энергии и трудолюбию.[…]

Выше уже говорилось, что Шакловитый играл заметную роль в событиях, связанных с казнью князей Хованских, со­ставил тексты царского указа и приговора. Вероятно, имен­но в эти дни Софья обратила особое внимание на талантли­вого и исполнительного думного дьяка. 10 декабря 1682 года правительница назначила его начальником Стрелецкого при­каза вместо казненного князя Ивана Андреевича Хованско­го. Шакловитый полностью оправдал ее доверие на этом важ­ном посту. Под его руководством были потушены последние вспышки стрелецкого мятежа, а неблагонадежные стрель­цы из московского гарнизона разосланы по другим городам. 26 января 1688 года он был пожалован в думные дворяне, а уже через два месяца получил чин окольничего. Это скандальное по скорости возвышение ясно показало всем, что правитель­ница его особо выделяла.

Личная жизнь царевны Софьи Алексеевны неоднократ­но привлекала внимание современников, историков и рома­нистов. Из русских авторов наиболее определенные сведения по данному вопросу привел князь Борис Иванович Куракин: «Царевна Софья Алексеевна, по своей особливой инклинации (наклонности. — В. Н.) и амуру, князя Василия Васильевича Голицына назначила дворовым воеводою войски командо­вать и учинила его первым министром и судьею Посольского приказу. Который вошел в ту милость чрез амурные интриги и почал быть фаворитом и первым министром, и был своею персоною изрядной, и ума великого, и любим от всех». Далее Куракин пишет, что Софья «начала план свой делать, чтоб ей самой корону получить и выйти бы замуж за князя Василия Васильевича Голицына». Однако честный и объективный ав­тор тут же поясняет: «О сем упомяну токмо как разглашение было народное, но в самом деле сумневаюсь, ежели такое на­мерение было справедливое (то есть на самом деле, — А.), Правда ж, подозрение взято в сем на нее, царевну Софью, от ея самых поступок».

Наумов В. П., Царевна Софья. — М.: Молодая гвардия, 2015. — стр. 263–269