Выполняется запрос
 

Становление и развитие франкомасонства во Франции в XVIII веке

Автор:
Рыжачков Анатолий Александрович

Англичане, жившие в Париже, основали там в 1725 г. первую ложу. Но только 3 апреля 1732 г. она получила от лондонской Великой ложи устав.

«Главная причина, сделавшая ложу популярной во Франции, — мода». Восторгались английским государственным строем, который Монтескье рисовал своим соотечественникам как пример, достойный подражания; восхищались английским народом, которому Вольтер пел хвалебные гимны, английской литературой, английскими лошадьми, английскими костюмами. «В конце концов французу недоставало лишь счастья быть франкмасоном — и вот он стал франкмасоном».

В 1736 г. мы находим в Париже Великую ложу, составившуюся из четырех строительных лож.

Когда это стало известным, то был издан королевский указ, воспрещавший всем подданным сношения с франкмасонами, подозреваемыми в преступных замыслах. Вскоре после того один виноторговец был наказан за то, что он допустил у себя собрание масонов. Но общего указа против таинственного общества, очевидно, издано не было, ввиду принадлежности к нему весьма знатных и влиятельных лиц. Пополняясь притоком все новых и новых членов, ложа беспрепятственно продолжала свою деятельность. Известная булла In eminenti specula, изданная папой Климентом XII 28 апреля 1738 г. и предававшая франкмасонов анафеме, также не оказала никакого действия, так как парламент отказался поддержать это отжившее средство устрашения. Тем ревностнее стремились известные кружки подорвать в обществе доверие к ненавистному союзу. Актеры изображали в карикатурном виде обычаи франкмасонского союза, танцовщицы исполняли франкмасонские танцы, ученики иезуитов ставили пантомиму, воспроизводившую церемонию приема новых членов. Наконец и легкомысленные, изменившие союзу франкмасоны также стали принимать участие во всех этих пародиях, бессовестно открывали любопытной толпе ритуалы и обычаи франкмасонства, описывая все это в широко распространившихся и нередко даже иллюстрированных сочинениях. Наряду с этим в самом союзе обнаружились новые течения, как, например, «масонство прозелитов», которые направили все масонство на новые, роковые для него пути.

Во Франции, классической родине масонских заблуждений, с 1730 г. возникают общества, присваивавшие масонские формы, но принимавшие в члены также и женщин (адопционное масонство). К ним принадлежат Монсорды, Pordre de la felicite, Pordre des Dames ecossaies de l’hospice du Mont‑Tabor и т. д. Каждое общество имело свой особый ритуал и несколько (до десяти) разрядов. Самый почетный разряд назывался «разрядом благородной шотландской драмы». Великим мастером «шотландской Великой адопционной ложи» в 1775 г. была герцогиня Бурбонская, в 1780 г. — принцесса Ламбаль. В эти блестящие дамские ложи стремились все, кто только пользовался каким ‑либо именем в старой Франции — высшее дворянство, знаменитые художники, известные ученые. Любопытство и суетность со стороны женщин, галантность и жажда развлечений со стороны мужчин поддерживали и усиливали все эти аномалии. Даже революция не вполне уничтожила их. Ложа — родоначальница окончила свое существование лишь в начале XIX в. В последнее время она вновь возродилась к жизни, и не только во Франции, но и в Швейцарии, и в Испании пользуется большой и все возрастающей популярностью.

Единичные попытки некоторых серьезно настроенных масонов положить предел всем этим нелепостям и вырождению лож большей частью кончались неудачей, ибо наталкивались на полную неспособность членов союза к дисциплине. Энергичную, хотя и безуспешную деятельность в деле преобразования масонства проявил шотландец Рамзай.

Рамзай — шотландский дворянин (ум. 1743), отличавшийся обширными познаниями и глубокою религиозностью, ученик и друг благородного Фенеона. В течение долгого времени его подозревали в том, что, введя в франкмасонство высшие разряды, он злоупотреблял ими в политических целях и таким образом являлся пособником иезуитов и сторонников Стюартов. Превосходный человек этот действительно имел сношения со Стюартами, но он не принимал никакого участия в политических интригах ложи. Но менее всего содействовал он возникшей в это время торговле высшими степенями.

11 декабря 1743 г. принц Людовик Бурбонский, граф Клермонский, близкий родственник французского королевского дома, был избран великим мастером. Он должен был вернуть царственному искусству «утерянный блеск и доверие». Но принц жестоко обманул возлагавшиеся на него надежды, тем более что он только 4 года спустя получил разрешение короля на принятие этого звания. Великая ложа не переставала, однако, стремиться к установлению прочного порядка и с этой целью приняла в 1743 г. наименование Grande Loge Anglaise de France.

Неурядицы среди французского франкмасонства увеличивались с каждым днем. Прием новых членов и основание новых лож проводились с прямо ‑таки преступным легкомыслием. Учредительные патенты продавались большей частью за деньги. Должностные лица, совершенно незнакомые с существом и задачами масонства, были не в состоянии удовлетворительно выполнять свои сложные обязанности.

Несколько энергичных масонов, присвоив себе наименование «шотландских мастеров или мастеров акации», сделали в 1741 г. попытку удержать франкмасонство от такой деградации и вернуть его к первоначальным задачам. Их отличительным знаком была акация, символ чистоты. Добиваясь влиятельных должностей в ложах, они надеялись осуществить таким образом свои планы. Однако повсюду они встречали упорное противодействие, и в 1743 г. Великая ложа отвергла притязание шотландских мастеров на положение привилегированного разряда в союзе. Таким образом, предполагавшаяся реформа не состоялась. Но остатки шотландского масонства сохранились, и в 1755 г. были официально признаны Великой ложей, именовавшей себя теперь Grande Loge de France, в качестве «шотландского разряда»; на них был возложен верховный надзор за деятельностью лож.

Французская Великая ложа отличалась от английской также и принципиально, прием новых членов ставился во французских ложах в зависимость от их христианского, то есть римско — католического исповедания.

Возвышение свободного союза мастеров знаменует собой поворотный пункт в истории французского франкмасонства. Оно является исходным пунктом того гибельного направления, которое можно назвать мошенническим торгом дипломами.

Как известно, равенство всех членов было одним из требований союза. Ни положение, ни принадлежность к тому или иному сословию не играли в этом обществе никакой роли — в этом, как и во многих других пунктах, оно сближалось с другими родственными ему по духу обществами. Лишь характер брата, только сумма свойственных ему высших человеческих добродетелей гарантировали ему особое выдающееся положение среди сотоварищей.

Подобные принципы не соответствовали воззрениям, господствовавшим среди гордых своим дворянством французских братьев. Как в общественной жизни, так и в жизни ложи глубокая пропасть отделяла знатного барина от презираемого им простого мещанина.

При таких обстоятельствах заранее исключалась всякая возможность успешного развития во Франции франкмасонского идеала. Тем не менее не раз делались попытки найти средства и пути к устранению перегородок, разделяющих сословия. Так, например, наделяя лиц буржуазного происхождения титулом шевалье или особым масонским прозвищем, рассчитывали польстить этим их самолюбию и тщеславию и вместе с тем удовлетворить требованиям масонства относительно братства и равенства. Впрочем, участники вскоре убедились, насколько ошибочен был этот странный прием. Аристократы вышли из союза, основали свои особые дворянские ложи, установили особые дворянские разряды и, наконец, особые высшие степени в иерархии этих разрядов. И собрания свои они уже называли не ложами, а коллегиями, советами или капитулами. Пример дворянских лож в изобретении новых разрядов немедленно вызвал восторженное подражание и в противоположном лагере.

Таким образом, возник хаотический, страшно запутанный конгломерат систем и разрядов, наиболее ярко сказавшийся в «шотландской системе». Сюда относятся клермонтский капитул, вскоре слившийся во Франции с другими системами всяких степеней, в Германии же приведший к весьма печальным результатам; разряды: Chevalier d’Orient (Рыцарь Востока) и Chevalier d’Occident (Рыцарь Запада), разряд Empereurs d’Orient et d’Occident (Император Востока и Запада), Chevalier du temple (Рыцарь Храма) и т. д. Последний легенда связывает со старым Орденом храмовиков, который является якобы истинным и древнейшим предшественником франкмасонского союза. Члены его, принадлежавшие исключительно к высшим классам, назывались «храмовниками, так как они имели право входить в храм и там молиться; в этом святилище царит покой мира и равенства». Далее нужно упомянуть: Академию истинных масонов (А des vrais magons), основанную в 1778 г.; в ее шести аллегорических разрядах преподавалось герметическое искусство, Академию мудрых (A. des Sages), основанную в 1776 г. и якобы устроенную по образу Nova Atlantis Бэкона («Новая Атлантида», произведение Фрэнсиса Бэкона), «Избранные Coens» (Elus Coens, избранные священники) — теософская система, созданная в 1754 г. и основывающаяся на легендарной истории мира от сотворения его до рождения Спасителя. Членами этого общества могли быть также и женщины. Оно имело девять разрядов, а позднее даже и одиннадцать. В девятом разряде давалось клятвенное обещание оставаться верным римско — католической религии, а также и делом и советом помогать братиям. Стоит упомянуть также «Избранников истины» (Elus de la verile). Эта система существовала (с 1776 г.) лишь несколько десятилетий. Она отрицала все системы, основывавшиеся на магии, каббалистике, алхимии и т. п., и стремилась из восьми высших — было еще четыре низших — разрядов создать франкмасонскую знать. Двадцатый был разряд des Rosecroix (Розы Креста). В этом разряде, игравшем, вообще, выдающуюся роль в системе высоких степеней, прославлялось рыцарство и торжественно праздновались на католический манер смерть и воскресение Иисуса Христа.

Ужасающие размеры, которые приняли мошеннические проделки с высшими степенями, заставили наконец Великую ложу, носившую с 1773 г. название Grand d’Orient de France (Великий Восток Франции), в 1777 г. высказаться против разрядов. Запрещение не произвело, однако, никакого действия. Зла уже нельзя было уничтожить. Во всяком случае, очень важно было то, что в 1785 г. Grand Chapitregeneral de Franceco своими высшими разрядами присоединился к Высокому Совету, — событие, с которым связано введение французской системы наставления (Rite jranqais). Ею руководствуется большинство французских лож. Она состоит из трех низших (символических) и четырех высших разрядов: ЕЛи Ecossais, Chevalier d’Orient и Chevalier de Rosecroix.

Бури революции совершенно заглушили всякую деятельность франкмасонов во Франции. Но уже в 1795 г. в покинутых ложах зарождается новая жизнь. Великий Восток был снова восстановлен, и немедленно снова возгорались прежние раздоры. Тем не менее число лож и капитулов возрастало с каждым годом. В 1814 г. первых насчитывалось 886, вторых — 337. Все старания примирить соперничающие и жестоко враждующие между собой стороны были безуспешны. Возникшее в 1848 г. много обещавшее реформаторское движение также вскоре прекратилось, так как реформаторы стремились осуществить таким путем республиканско — социалистические идеи. К несчастью, клерикальная пресса также принялась с яростью нападать на ложи. Грозила опасность полного запрещения франкмасонства. До этого дело, однако, не дошло, но правительство не могло долее спокойно смотреть на опасную деятельность лож, угрожавшую общественному спокойствию.

11 января 1862 г. Наполеон III назначил великим мастером не масона, маршала Маньона, — необыкновенное, но, как оказалось, в высшей степени разумное мероприятие. Во главе управления стал человек, глубоко заинтересованный в том, чтобы поднять французское франкмасонство, с несокрушимой энергией стремившийся к устранению укоренившегося зла. К сожалению, немного лет спустя смерть положила конец его полезной деятельности. В заслугу Маньону нужно поставить то, что он вернул Великому Востоку свободное избирательное право и соединил с Великой ложей Орден Мисраима, насчитывавший массу последователей.

Орден Мисраима (Misraim, Egyptien) был перенесен в начале XIX в. еврейским купцом Михаилом Бедаридом из Италии во Францию, и здесь был им и его братьями Марком и Иосифом преобразован и расширен. По преданию ордена, Мисраим, сын Хама, пришел в Египет, завладел страной и дал ей свое имя. Созданным Мисраимом тайным учением об Осирисе, Исиде, Тифоне и других воспользовались все философские школы, тайные союзы, большинство религий, а также и масонских обществ. Блестящая система Восточного ордена Мисраима состоит из четырех серий — символической, философской, мистической и герметически-каббалистической. Серии разделены на 17 классов и 90 разрядов. Члены 87–90 разрядов управляют тремя первыми сериями, доходящими до 77 разряда. Souverain Prince 78 разряда — в то же время шеф четвертой серии. 90-й разряд принадлежит неизвестному Souverian Grandmaitre absolupuissant supreme de l’ordre. Подобного же происхождения Rite de Memphis, или Восточный франкмасонский орден Мемфиса. Как сообщает предание, он основан Ором, который в 1146 г. был обращен в христианство Святым Марком. В 1150 г. рыцари принесли будто бы из Палестины в Эдинбург масонскую премудрость и основали там Великую ложу. Таково происхождение современного масонства. В 1815 г. сам Хонис (Honis) из Каира основал первую ложу ордена во Франции, Les disciples de М. в Монтобан. Но ложа эта только в 1838 г. приобретает некоторое значение. Согласно статутам, объявленным тогда, система нового ордена имела особый мистический ритуал в восточном духе. От членов требовалось сохранение доброго согласия с членами всех масонских корпораций. Возведение в высший сан должно было совершаться по заслугам, а не за деньги. Закрытый в 1843 г. полицией, орден снова возродился в Париже в 1848 г.; он состоял из 90 «разрядов знания», разделенных натри серии, по 30 разрядов каждая. Высший разряд (Sanctuare) должен был всецело посвятить себя эзотеризму. Когда в 1851 г. ему снова стала угрожать преждевременная гибель, орден перенес свою резиденцию в Лондон, откуда проник в Бельгию, Италию, Испанию, Румынию, Швейцарию, Америку и Австралию. Даже в Берлине появились его агенты. В 1860 г. число разрядов было сокращено до 30. «В этом отталкивающем неиспорченный вкус ритуале можно видеть лишь одну из попыток вернуть франкмасонов к теософии давно уже отвергнутых старых систем высших разрядов, совершив предварительно символическую прогулку через различные культурные эпохи».

Как уже изложенный период истории французского франкмасонства, так и дальнейшее его развитие до начала настоящей эпохи представляет мало утешительного.

Когда в 1869 г. Великий Восток горячо высказался за прием в члены представителей цветных рас, большинство американских Великих лож прекратило с ним сношения. Во время франко — прусской войны десять парижских лож обвинили в клятвопреступничестве короля Вильгельма и его сына, кронпринца. 15 марта 1871 г. в Лондоне должен был состояться масонский конгресс для разбора дела этих двух высокопоставленных членов ложи. Вследствие такого безрассудного образа действий, которому Великий Восток нисколько не воспротивился, немецкие Великие ложи прекратили с ним и с Верховным Советом всякие сношения, а совет управления швейцарской Великой ложи Альпина запретил своим ложам всякое участие в предполагаемом конгрессе.

С некоторого времени во французских ложах стал проявляться дух радикализма. Добившись в 1871 г. отмены должности великого мастера, радикальные члены союза сумели настоять на том, чтобы на общем собрании Великого Востока 10 сентября 1877 г. из статута был вычеркнут тезис о бытии Бога и бессмертии души. Последствием этого шага было то, что Великие ложи Англии, Шотландии, Ирландии и Канады, а также и некоторые ложи Соединенных Штатов немедленно прервали с ним всякие сношения.

Раздоры в Верховном Совете привели в 1879 г. к учреждению новой Великой ложи под названием Grande L. Symbolique Ecossaise (Великая символическая шотландская ложа), признававшей согласно шотландскому ритуалу только три символических разряда. Между тем с 1896 г. обе высшие степени снова слились воедино в виде Верховного Совета Великой французской ложи (Supreme Conseil Grande Loge de France).

Великого мастера (с 1871 г.) заменил совет ордена, состоявший из тридцати членов. Вся работа выполнялась шестью комиссиями; а во главе совета стояли: президент, два вице — президента, два секретаря и хранитель печати. Совет этот и выбранные посредством закрытого голосования депутаты от лож составляли генеральное собрание, которому принадлежал высший авторитет во всех вопросах законодательства и управления. В 1898 г. французскому Великому Востоку были подчинены 322 ложи, 44 капитулов и 17 советов.

Шустер Г. История тайных обществ, союзов и орденов: в 2 кн. . — Кн 2. — М.: Айрис-пресс, 2005. — стр. 23–31