Выполняется запрос
 

Творческое обольщение друг друга

Автор:
Матущенко Виктория Владимировна

«Однажды Брик, которая одной из пер­вых в Москве купила магнитофон и стала коллекционировать голоса друзей дома, да­ла Щедрину, часто бывавшему в ее доме, прослушать магнитофонную запись, в ко­торой балерина Майя Плисецкая напевала мелодии из прокофьевской «Золушки». Ро­дион был поражен тем мастерством, с ко­торым Плисецкая воспроизводила труд­нейшие для исполнения мелодии, причем делала это без малейшей погрешности и в соответствующих тональностях.

Заметив интерес молодого композитора, Лиля устроила их встречу. Это было в 1955 году. Общество в тот вечер у Брик собра­лось изысканнейшее! Вот дословная запись из дневника Майи, помеченная 25 октября: «Сегодня была у Лили Брик. К ним в гости пришел Жерар Филип с женой и Жорж Са- дуль. Все были очень милы и приветливы. Супруги высказали сожаление, что не виде­ли меня на сцене, но я „утешила“ их, пода­рив им свои фото с надписью (весьма пло­хие, хороших не было). Гостей больше не было (был еще композитор Щедрин)».

Жорж Садуль — историк кино, автор многотомного труда о кино, переведенно­го на русский язык. Умнейший, интерес­нейший человек.

Имя Жерара Филипа сейчас многие и не помнят, а в пятидесятые этот французский актер был кумиром миллионов. Его фильмы «Ночные красавицы», «Большие маневры», «Фанфан-Тюльпан» шли и в СССР. В Жера­ра Филипа были влюблены без памяти тыся­чи советских женщин, его удивительная красота покоряла, завораживала: одухотво­ренное лицо с правильными чертами, огромные голубые глаза — и вдобавок к это­му незаурядный, яркий актерский талант. Конечно, на таком фоне остальные мужчи­ны на той вечеринке несколько стушева­лись. Но Щедрин умел себя проявить! В тот осенний французский вечер он много игра на бриковском «Бехштейне», в том числе и свои произведения. Музыка Щедрина увлек­ла присутствующих, и рыжая красавица Майя отвела взгляд от французской кино­звезды и обратила внимание на внешне скромного, неяркого российского юношу. Ей исполнилось уже тридцать, а ему — всего только двадцать три. Такая разница в воз­расте по тем временам считалась большой, неправильной: принято было выходить за­муж за мужчин старше себя и только с ними же и заводить романы.

Засиделись тогда допоздна, расходились уже в ночи, и Родион развез поздних гостей на своей «Победе» по домам. Маршрут про­лег таким образом, что Майя вышла на Щепкинском последней. По дороге они разговорились. Уже прощаясь, она обрати­лась к молодому композитору с просьбой — не смог бы он с пластинки записать на, но­ты музыкальную тему чаплинского фильма «Огни рампы». Майе нравилась эта мело­дия, и она раздумывала о номере на сюжет фильма. Щедрин согласился и через несколько дней прислал клавир. Но что-то в последний момент помешало, и номер све­та не увидел. Щедрин обиделся — и прервал знакомство.

ДИЗАЙН ЖЕНЩИНЫ. Книга-тренинг: постановка моделей поведения. фото
ДИЗАЙН ЖЕНЩИНЫ. Книга-тренинг: постановка моделей поведения.
Семенков Сергей Владимирович

«Женщиной не рождаются, ею становятся», - писала Симона де Бовуар.

Что это такое? Модели поведения - это набор навыков, как вести себя в той или иной ситуации. 

Эта книга - целая методика, следуя рекомендациям котором уважаемая читательница имеет возможность самостоятельно ставить и оттачивать модели поведения под ее личные цели и задачи.

Второй раз Майя и Родион встретились лишь на премьере «Спартака» в 1958 году. На той премьере была вся театральная Москва и билетов было — не достать, но за несколько дней до премьерного вечера Плисецкая сно­ва встретила Щедрина в салоне Брик, и он попросил у нее контрамарки. Она обещала.[…]

Утром следующего дня Щедрин позво­нил Майе по телефону и наговорил ком­плиментов. Потом попросил разрешения прийти в класс, посмотреть ее репетиции. Мол, работает над новым балетом, а знает о предмете недостаточно… Плисецкая великодушно дала разрешение. К этой репе­тиции она подготовилась особенно: надела новый французский эластичный купаль­ник, облегавший ее стройное тело. Такой фасон и материал были в то время редко­стью. Майя купила его у фарцовщицы за большие деньги — но оно того стоило.

Она начала репетиции с соблазнитель­ных па Эгины из «Спартака», потом пере­шла к разминке… «На Щедрина обрушил­ся ураган фрейдистских мотивов…„ — шу­тила потом Плисецкая. Смущенный композитор поспешил уйти, но потом по­звонил красавице балерине и предложил покататься по Москве. „Старикашка Фрейд победил“, — хихикала Майя. Она без разду­мий согласилась. Потом была еще одна встреча, и еще одна… Она оставляла ему билеты на свои спектакли, потом они вме­сте гуляли по городу или катались. Встре­чались в композиторском доме на улице Огарева, где Щедрин жил с матерью, Кон­кордией Ивановной, и у нее, на Щепкинском, ночами прислушиваясь, как продрогшие чекисты в по-прежнему исправно со­провождавшей балерину машине слежки включали шумно детонировавший мотор, чтобы согреться.

По выражению самой Плисецкой это был „головокружительный роман“. В 58-м они провели вместе целое лето в Карелии, в лесу возле Ладожского озера, в Доме твор­чества композиторов в Сортавале. Они по­нимали, что их взаимное чувство не случай­но и не мимолетно, что это — навсегда.[…]

В августе Майя Михайловна поняла, что ждет ребенка. Встал кардинально важный вопрос: танцевать или детей нянчить? Пли­сецкая выбрала первое. Она сознательно отказалась от возможности иметь детей, поскольку не могла позволить себе поте­рять рабочую форму из-за беременности. Щедрин без восторга, но согласился.[…]

В те годы Родион Щедрин много работал в кино, писал к фильмам музыку. Платили ему за это хорошо, и он смог купить машину. Чудесное лето хотелось продлить, и они от­правились на этой машине из Москвы в Со­чи. Майя рассчитывала побывать на знаме­нитом курорте, в Мацесте: колено поднывало. Маршрут пролегал через Тулу, Мценск, Харьков, Ростов, Новороссийск. Из-за того, что молодые люди не состояли в браке, во всех гостиницах их отказывались селить в один номер. Пришлось проводить ночи в машине. Не обошлось и без приключений.[…]

Утром, чуть рассвело, отворили дверцу. Закусить перед новой дорогой надо. Хвати­лись, а сумки след простыл. Как ночью, без малейшего шума сумели унести? Может, зверь какой? Или левша — лесковский уме­лец — новый способ хищений изобрел?..»

Оставшись без еды, молодые люди покати­ли в железнодорожную столовую на вокзал: там было открыто круглосуточно. Там дей­ствительно было открыто, но угощение ока­залось отвратительным: картошка с синевой, компот с мухами, хлеб черствый, посуда не­мытая… «Чувствую, смотрит на меня Щедрин испытующе, — описывала это происшествие сама Майя Михайловна. — Закапризничает балерина, взбрыкнет, взнегодует, ножкой топнет. А я ем за обе щеки. Уплетаю. Аппетит у меня всю жизнь был зверский». […]

„Я очень хотела вый­ти замуж за Родиона“, — призналась как- то Майя Михайловна журналистам. Но несмотря на взаимную любовь, их брак был далеко не решенным делом. Щедрин рассказывал, как еще до женитьбы, на ре­петиции одного из концертов к нему по­дошел заведующий сектором музыки ЦК КПСС и спросил, действительно ли у Ро­диона роман с Майей Плисецкой. Щед­рин ответил утвердительно и услышал: „Надеюсь, вы не собираетесь на ней же­ниться. Вы испортите себе репутацию. Подумайте об этом“.

Да, после такого многие мужчины опро­метью побежали бы прочь от своих избран­ниц, но не таков был характер у Родиона Константиновича! Любовь Родиона к Майе от этого только усилилась. Влюбленные стали встречаться каждый день.[…]»

М. Баганова, Майя Плисецкая. - М.: ACT, 2014. - стр. 171–174,177–179,180,181,182,185