Выполняется запрос

Тиражи научной фантастики падают... Почему?

Автор:
Викентьев Игорь Леонардович

«Поскольку всё же любителей ЛСД меньше (надеюсь), чем поклонников НФ, - для чистоты рассуждения переменим метафору.

Любой честный любитель НФ, если только он честный человек, должен признаться, что чувство, владеющее им от первой до последней страницы, сродни сну или, по крайней мере, тому сумеречному состоянию души, когда человек уже не спит, но ещё и не проснулся: за время его отсутствия реальность одичала, поросла крапивой, ушла в себя, зажила отдельной жизнью, и нужно немало усилий, чтобы опять приручить её. 

Не случайно Герберт Уэллс назвал один из своих романов «Когда спящий проснётся».

Знатоки и гурманы жанра утверждают, что НФ с лёгкостью ускользает от тарифной сетки чётких определений, но они безошибочно распознают её атмосферу по первому же абзацу.

Они правы, ибо это - атмосфера снов. 

Их готические лабиринты, шуршащие мышами, привидениями и семейными тайнами, пошли на сотворение космоса современной фантастики.

А ведь и задолго до Зигмунда Фрейда умы проницательные относились к снам с опаской и настороженностью.

«Заключите меня в сердцевину ореха - и я буду чувствовать себя властелином вселенной, но только избавьте от дурных снов», - просил Гамлет, не подозревая, что цитирует арию из очередной «космической оперы» под названием «Властелин Вселенной». […]

Короткий и бурный роман науки - в плане захватывающей фабулы её возможностей - и литературы (приключенческой, для подростков и юношества) укладывается на отрезке от позднего Жюля Верна до раннего Герберта Уэллса. 

В этом промежутке снабжённый крыльями рай уносился в будущее, безмашинное прошлое опускалось в преисподнюю, настоящее сдали под чистилище, а юный возраст читателей символизировал молодость Разума, отождествлённого с Наукой. Выполненный в стиле идиллии, этот роман известен под именем технической утопии.

Роль личности в истории с точки зрения химической кинетики и теории катализа фото
Роль личности в истории с точки зрения химической кинетики и теории катализа
Альтшуллер Генрих Саулович

Впервые издана рукопись создателя ТРИЗ и ЖСТЛ Генриха Сауловича Альтшуллера «Роль личности в истории с точки зрения химической кинетики и теории катализа», написанная в Баку в 1946 году. Автор начинает серию разработок со сверхзадачи – гипотезы о роли Творческой личности в социуме.
В конце жизни Альтшуллер вернётся к свои юношеским замыслам и разработает ЖСТЛ – Жизненную Стратеги Творческой Личности.
Книга полезна Личностям (с большой буквы), способным выстраивать и реализовывать планы от года и более.

Две мировые войны, ожидание третьей и наука на службе тоталитарных режимов уничтожили идиллию вместе с верой в прогресс, а утопию - прибавлением зловещей приставки «анти».

Пришлось вернуться к испытанной теологической грамматике: прошлое - утраченный рай, настоящее - возвращённый ад, будущее - апокалипсис. За ошибки молодости литература мстит превращением науки в приём устранения реальности и средство доставки кошмаров на дом. […]

Современная фантастика использует литературу, как космические агенты - захваченных землян: они поселяются в их обездушенных телах, чтобы, скрыв свой истинный синтетический облик, внедриться в чужой мир и выполнить задание. 

Так Стругацкие в своей творческой экспансии последовательно обживали стиль Эрнеста Хемингуэя («Далёкая Радуга»), затем свернули на обочину и устроили пикник в приятном обществе Александра Дюма, его невесомого средневековья и инопланетного Портоса под псевдонимом барона Пампы («Трудно быть богом»), после чего успешно атаковали стилистические замки Франца Кафки («Улитка на склоне»).

Литература стала для фантастики тем же, чем всегда была действительность для снов: «третьим миром», колониальным сырьем, без которого сновидческая техника обречена на простой.

Только у классиков жанра союз старого литературного «орала» с апокалиптическим «мечом» НФ выглядит достойно. […]

Но, как ни подозрительны связи НФ с литературой, её связи с действительностью ещё опасней.

У каждого жанра есть своя провинция, своё «дворянское гнездо» или, на худой конец, приусадебный участок, короче - его «историческая», долитературная родина. Туда жанр возвращается «к корням», в отпуск, на побывку и каникулы, там набирается сил и уверенности в том, что он самый лучший, необходимый и единственно правдивый; там, в текущей молоком и медом родной Ооломовке, его поймут, обласкают, откормят и дадут денег на обратную дорогу в жестокий и несправедливый мир большой литературы. […]

Пандемия астрологического слабоумия («Агрессивность Скорпиона присоединяется к нервозности и беспокойству Близнецов и получается характер бурный»); хиромантия для домохозяек и метампсихоз для банковских служащих; спиритические блюдца, перекочевавшие на небо под видом «летающих» («Пусть блюдца украсят сервиз небес» - по меткому слову поэта); йога как средство окончательного и бесповоротного переселения в Ничто, а также от насморков и запоров; групповые погружения в бессознательное под руководством опытного тренера; короче, мистическая порнография, гностика муниципальных квартир, оккультный комфорт буржуазных пригородов - таковы психологические корни, коммунальные источники и социальное страхование НФ.

К чему лепетать о научной революции, будто бы происшедшей в умах современников? Никакого влияния науки на массы нет - есть восстание масс против науки, кухня, замахнувшаяся на Вселенную».

Каганская М.Л., Роковые яйца (Раздумья о научной фантастике вообще и о братьях Стругацких в особенности), в Сб: Вчерашнее завтра. Книга о русской и нерусской фантастике, М., Изд-во РГГУ, 2004 г., с. 18-22.

Более 100 дополнительных материалов по теме - категория портала VIKENT.RU: Появление новых жанров.