Выполняется запрос

Воспитательное влияние коллектива на личность

Автор:
Шушпанов Аркадий Николаевич

ПРОЦЕСС СОЦИАЛИЗАЦИИ

В человеке его человеческие черты формируются только потому, что с первого в своей жизни вдоха он — существо общественное. Общественная сущность человека проявляется в его отношениях, связях, взаимоотношениях с другими людьми. Познавая мир и себя как частицу мира, вступая в разнообразные отношения с людьми, отношения, удовлетворяющие его материальные и духовные потребности, ребенок включается в общество, становится efo членом. Этот процесс приобщения личности к обществу и, следовательно, процесс формирования личности ученые называют социализацией. К сожалению, педагогический аспект социализации до сих пор не только не изучается с надлежащей глубиной и обстоятельностью, но и не рассматривается.

А между тем именно процесс социализации является одной из важнейших предпосылок формирования той воспитательной силы коллектива, о которой в педагогической литературе нередко приходится читать как о чем-то таком, что будто бы дается уже в готовом виде. Эта наивная вера в какую-то фантастическую силу коллектива часто приводит учителей к разочарованию. От того, как г каждый индивидуум, который потом стал членом коллектива, включается в общество, зависит формирование, с одной стороны, способности коллектива влиять на личность, с другой — способности личности поддаваться влиянию других людей. Опыт свидетельствует: неправильное, уродливое (к сожалению, иногда бывает и так) включение человека в общество приводит к тому, что он становится трудно восприимчивым к воспитательному влиянию других людей, а иногда и совсем утрачивает восприимчивость к нормальным, эффективным для других детей способам влияния.

В жизни ребенка-младенца бывает такой период, когда он делает чрезвычайно важное для себя открытие: оказывается, своим криком, плачем, движением ручек и ножек можно влиять на поведение тех, кто удовлетворяет его желания и потребности,— мамы, няни, папы, бабушки. Можно заставить маму и папу отложить самую срочную работу и бежать к нему. С удивлением убеждаясь в том, что каждое его желание сразу же удовлетворяется, что для ускорения действия того, кто удовлетворяет желание, есть могучий сигнал и регулятор — крик, ребенок начинает переживать первое эгоистическое удовлетворение: все, что захочу, будет сделано. Именно с этого и начинается ненормальная, изуродованная социализация: человек начинает познавать себя не с той стороны, с какой нужно. От того, как мать реагирует на крик и плач младенца, как удовлетворяются первые желания ребенка и как на основе этих желаний создаются потребности, зависит в значительной мере моральное здоровье будущего члена коллектива, его способность быть воспитанным человеком. Вот почему А. С. Макаренко не раз подчеркивал, что воспитание начинается с первого вдоха ребенка, и если мать начала думать о воспитании сына на шестом месяце его жизни, то она опоздала на полгода.

Огромное значение для нормального процесса воспитания ребенка имеет реакция на его желания. От нее зависит отношение ребенка — будущего гражданина-коллективиста — к другим людям. Сначала к матери, отцу, а потом и к «чужим», «далеким» — соотечественникам, товарищам по работе и оружию, единомышленникам и союзникам в борьбе за достижение цели, идеалов. Неправильное, уродливое воспитание ведет к опасности, которую я назвал бы извращением желаний. Эта опасность состоит в том, что ребенок с первых шагов своей сознательной жизни не учится различать желания и потребности. Привычка удовлетворять любое желание притупляет чувствительность к интеллектуальному, эмоциональному миру других людей. Если эта привычка укоренилась, если ребенок пришел с нею в школу, то других людей он будет рассматривать только как источник удовлетворения своих желаний. Все, что идет вопреки его желаниям, приносит ему неприятности, недовольство. Познание себя как частицы окружающего мира начинается у такого ребенка с измерения всего единственным мерилом: собственными желаниями. А правильное включение в жизнь общества, правильная социализация возможны лишь тогда, когда человек сознательно стремится к гармонии собственного «я» с интересами других людей, не только умеет, но и старается поступиться своими желаниями в интересах общего блага. Образно говоря, социализация начинается с того, что ребенок ощущает (а потом и понимает): «Мой крик, мой плач заставляет мать быстрее удовлетворять мое желание, но вместе с тем он причиняет матери боль, волнение». Добро для ребенка оборачивается злом для матери. Научить маленького ребенка ощущать (а потом и понимать), что добро только тогда добро, когда от него не плачут люди,— в этом логика и диалектика воспитания коллективизма. Настоящее мастерство воспитателя состоит в том, чтобы первые чувства печали, тревоги, беспокойства ребенок переживал, видя и принимая близко к сердцу слезы другого человека. Если вам посчастливилось достичь того, что ребенок ваш впервые пережил настоящее горе и заплакал, познав умом и сердцем горе другого человека,— можете быть уверены в том, что вы правильно поставили его на тропинку социализации.

Ваш (не)послушный ребёнок фото
Ваш (не)послушный ребёнок
Крылова Маргарита Геннадьевна

В мире сейчас чуть больше двух миллиардов детей. И с каждым, хотя бы иногда, возникают проблемы. 

Нередко считается, что воспитание – нечто вроде искусства, которое невозможно и даже вредно стандартизировать. Автор легко может поспорить с таким подходом. Целые полки книг и личный опыт множества родителей позволили собрать несколько сотен примеров воспитательных приемов для детей раннего возраста.

Оказалось, если обобщить, то приемов воспитания всего семь. И эти приемы помогают решить всего шесть воспитательных задач.

Почему так подробно мы говорим о социализации маленького ребенка? Потому что это чрезвычайно важная предпосылка успешного воспитания коллектива. Пять-шесть эгоистов на группу первоклассников — и учитель с первых шагов своей работы может встретиться с непреодолимыми трудностями. Может случиться и такое, что ему вообще не удастся создать коллектив, ибо каждый эгоист — это трещина в фундаменте коллективистских взаимоотношений; если трещин много — здание коллективизма будет разваливаться, сколько бы его ни возводил воспитатель. Чем младше дети в группе, тем тоньше, нежнее воспитательное влияние коллектива на личность. В младших классах особенно большое значение имеет то, как ребенок воспринимает коллектив и личность учителя. Без преувеличения можно сказать, что иногда одно слово, сказанное учителем первокласснику в ту минуту, когда его чуткое сердце доверчиво открыто людям, решает судьбу ребенка на всю жизнь.

Каковы же они — тончайшие и чувствительнейшие корешки правильной социализации?

Как построить фундамент коллектива, чтобы в нем не было трещин? А если уже и есть трещины — как их замуровать? На чем, собственно, держится коллектив? Ведь длительное время воспитатель имеет дело с детьми, в сознании которых уже трудно утвердить убеждения, стойкие взгляды, идеи; их духовная жизнь основывается еще главным образом на представлениях, образах, чувствах, переживаниях.

Опыт убеждает, что правильная социализация основывается на богатстве, идейной полноценности эмоциональной жизни. Нужно научить ребенка прежде всего ощущать и сопереживать. Чувства, переживания — это как бы крохотный магнит, заложенный в детском существе, который притягивает его к другим людям, делает его чувствительным, восприимчивым к словам, поучениям, идеям, наставлениям. Развитые чувства, высокая эмоциональная культура — это, образно говоря, абсолютный музыкальный слух моральной воспитанности. Эмоционально невоспитанный, глухой к тончайшим влияниям ребенок — это потенциальный эгоист.

В нашей системе воспитательной работы есть очень важная форма — этические беседы. Материалом для этих бесед является «Хрестоматия по этике»— свыше тысячи маленьких рассказов и сказок с ярко выраженным философско-этическим содержанием. В этой «Хрестоматии» вступительная глава содержит беседы, назначение которых — изучать уровень социализации, уровень готовности к участию в жизни коллектива, уровень эмоциональной воспитанности детей. Беседы из вступительной главы проводятся главным образом с дошкольниками и первоклассниками. Характерной особенностью рассказов и сказок, которые включены во вступительную главу «Хрестоматии по этике», является завуалированная, скрытая мысль, понять которую может ребенок, уже достигший определенной ступени эмоциональной воспитанности. До ребенка, эмоциональное развитие которого стоит еще на низком уровне, эта мысль не доходит. Но и для таких детей есть весьма необходимые этические беседы: они пробуждают, воспитывают эмоциональную чуткость, учат познавать мир не только разумом, но и сердцем. Этические беседы из вступительной главы «Хрестоматии» — это первые уроки пробуждения коллективистских чувств.

Вот одна из первых бесед:

ГРЕЦКИЕ ОРЕХИ ДЛЯ БАБУШКИ

Неподалеку от школы в маленькой хатке жила одинокая бабушка. Старенькая-старенькая, уже зубов у нее не было. Школьники помогали бабушке: то воды принесут, то нарвут травы на лугу для козы.

В школьном саду созрели грецкие орехи. Крупные, полнозерные, вкусные. Но такие твердые, что мальчики советовали шепотом друг другу из рогатки орехами стрелять.

Понесем орехи бабушке,— сказал кто-то из пионеров.

Дети нарвали ведерко орехов, принесли бабушке. Высыпали на стол, на белую скатерть.

Ешьте, бабушка,— защебетали дети и быстренько убежали из хаты.

Бабушка села у стола. Из глаз ее потекли слезы. Дрожащими руками пересыпала она орехи. Они гремели, словно камешки, а со двора слышен был веселый детский щебет.

Рассказываю и внимательно слежу за детьми, ловлю в их глазах тончайшие оттенки мысли. В тот момент, когда дети представляют, как бабушка сидит за столом и пересыпает орехи, в глазах у преобладающего большинства детей вижу боль и сочувствие: как же бабушка станет есть орехи, если у нее нет зубов? Неужели пионеры, которые принесли ей орехи, не чувствовали, что они причинят горечь старой женщине?

Это эмоционально развитые дети, подготовленные к участию в жизни общества. На чувствах этих детей можно строить крепкий фундамент коллектива. Но сердце сжимается от боли, когда я вижу, как несколько дошкольников, не поняв, не ощутив скрытой мысли, смеются. Им смешно, что «бабушка играет орехами, словно камешками». Этот смех таит в себе маленькие корешки большого зла. С такими детьми нужно много, очень много работать, пробуждать в их душах высшие моральные чувства. Хочу посоветовать учителям первого класса: изучайте эмоциональную воспитанность своих детей! Эмоциональная убогость, невоспитанность отдельных школьников, е которой они пришли в школу — это полузавязанные глаза. Вам, только вам, ибо никто, кроме вас, этого не сделает, нужно снять эту повязку с детских глаз, открыть маленькому человеку многогранный мир человеческих чувств. Глухой к другим людям — останется глухим к самому себе; ему будет недоступно самое главное в самовоспитании — эмоциональная самооценка собственных поступков. А без этого не может быть й речи о влиянии коллектива на личность. Там, где нет эмоциональной самооценки, возникает потребность в экстренных, «чрезвычайных», репрессивных методах влияния, а где моральная дисциплина основывается на страхе, там нет ни коллектива, ни настоящей силы воли, ни самодисциплины. Страх — это веревки, которыми связывают не только волю, но и мышление ребенка.

Эмоциональное восприятие — это вообще азбука всякого воспитания; только тот, кто овладел ею в детские годы, способен быстро и с пониманием читать мир человека. Процесс социализации, который начинается с того момента, как ребенок почувствовал, что в ответ на его крик мать дает ему грудь или качает, напевая песню, или сама плачет над его колыбелью, и длится до последнего дыхания человека,— этот процесс воспитатель должен научно осмыслить и обосновать. Тут больше, чем огня, нужно бояться формализма, бездушного «выполнения мероприятия» для отчета... Одной из самых больших опасностей, с которыми, к сожалению, еще приходится встречаться в школьной жизни, является эмоциональное невежество коллектива. Расскажу о таком случае.

У Катруси, маленькой синеглазой первоклассницы со светлыми волосами, сегодня большая радость. Больше года болел ее папа. В больнице лежал, перенес три операции. Маме и Катрусе было тяжело. Не раз, бывало, проснется Катруся ночью и слышит: мама тихо плачет...

А сегодня папа уже на работе. Придя в школу, встретила девочка во дворе двух своих одноклассников, Петю и Гришу. Встретила и поделилась радостью:

Наш папка выздоровел...

Петя и Гриша посмотрели на Катрусю, удивленно пожали плечами и, ничего не сказав, побежали гонять мяч.

Катруся пошла к девочкам, игравшим в классы:

Наш папка выздоровел,— сказала она, и радость сияла в ее глазах.

Одна из девочек, Нина, с удивлением спросила:

Выздоровел — ну и что тут такого?

Катруся почувствовала, как из груди к горлу покатился тяжелый клубок и стало трудно дышать. Она подошла к тополю в конце школьного двора и заплакала.

Почему ты плачешь, Катруся?—услышала она тихий, ласковый голос Кости, молчаливого мальчика, ее одноклассника.

Катруся подняла голову и, всхлипывая, ответила:

Наш папка выздоровел...

Ой, как же это хорошо! — обрадовался Костя. — Возле нашей хаты в лесу уже зацвели подснежники. Зайдем после уроков к нам, нарвем подснежников и понесем твоему папе.

Радость засияла в Катрусиных глазах.

В этот первый класс пришло много эмоционально невоспитанных детей, и учитель мало работал над тем, чтобы преодолеть этот недостаток. По сути, тут не было коллектива, и учителю нужно было начинать с элементарного, но вместе с тем и наитруднейшего — с формирования способности ощущать душевное состояние другого человека, уметь ставить себя на место другого в самых разных ситуациях.

В чем состоит гармония эмоциональных оценок собственных поступков, которую нам, воспитателям, нужно утверждать в ребенке, чтобы формировать воспитательное влияние коллектива на личность? Ребенку должно нравиться добро в собственном поведении. Вместе с тем в нем должно утверждаться презрение, нетерпимость к злу. Понятие о добре и зле необходимо формировать на основе взглядов общества, коллектива. Иначе говоря, гармония эмоциональных оценок собственных поступков состоит в том, что ребенка привлекает все, что нравится, что одобряют отец, мать, воспитатели детского сада, учитель, товарищи. Гармония эмоциональных оценок собственных поступков, от которой зависит моральный облик человека, определяется в конце концов тем, какие взаимоотношения существуют между старшими (родителями, учителями, воспитателями) и младшими — воспитанниками. Очень важно, чтобы в отношениях старших к младшим ярко отражалось то, что ценит и чем дорожит общество.

А так как высшей ценностью нашего общества является человек, то и во взаимоотношениях между членами семьи, между воспитанниками детского садика, класса, школы должно господствовать стремление творить счастье своим родным, близким, товарищам, всем членам коллектива, соотечественникам. В одной из своих ранних работ молодой Маркс писал, что самый счастливый человек — это тот, кто стремится сделать счастливыми как можно больше людей. От того, куда идут корешки первых детских удовольствий и радостей, как на основе полноты духовной жизни формируется личное представление и понятие о счастье, полностью зависит восприимчивость воспитанника к эмоциональной оценке его поступков другими людьми, а следовательно, самооценка и, наконец,— совесть. Формирование воспитательного влияния коллектива начинается с того, что в душе каждого ее будущего члена закладывается основа одного из важнейших человеческих богатств — радость творения счастья для других людей. Как можно больше поступков, побуждаемых стремлением к моральной красоте, стремлением сделать людям добро,— это одно из важнейших условий правильного включения личности в жизнь общества.

Сухомлинский В. А. Методика воспитания коллектива. — М.; Просвещение, 1981. — стр. 40-45