Выполняется запрос
 

Творческий метод для писателей по Михаилу Шолохову

В 1956 году писатель Михаил Шолохов предлагал такие идеи:

«А многие из нынешних писателей, в частности многие из москвичей, живут в заколдованном треугольнике: Москва - дача - курорт и опять: курорт - Москва - дача. 

Да разве же не стыдно так  по-пустому тратить жизнь и таланты?!

В Москве живёт около 1200 писателей. Положим, Это - естественно: Москва - столица, крупнейший культурный и промышленный центр страны. Но неестественно то, что, живя в столице, писатели и здесь ухитряются стоять в стороне от жизни. В простоте душевной, я полагал, что мои собратья - москвичи, задумав новые произведения, общаются с рабочими крупнейших промышленных предприятий, интересуются производством того или иного завода, жизнью, нуждами и чаяниями рабочих. Нет! Живут в лесу и леса не видят.

Кто из писателей вошел как друг и близкий человек в какую-нибудь рабочую семью или семью инженера, новатора производства, партийного работника завода? 

Считанные единицы. […]

Вы ждёте новых книг, товарищи? А я хочу вас спросить: от кого? От тех, кто не знает толком ни колхозников, ни рабочих? От тех, кто отсиживается и отлеживается? Но ведь давным-давно известно, что под лежачий камень и вода не течёт. Нет и не будет в ближайшее время добротных, полновесных книг, если положение в литературе не изменится самым коренным образом, а изменить его может только партия. […]

Несколько хороших книг в год для такой страны, как наша, - это предельно мало.

В писательский обиход вошли довольно странные, на мой взгляд, выражения: например, «творческая командировка». О какой творческой командировке может идти речь, когда писатель всю жизнь должен находиться в атмосфере творчества! Или ещё хлестче: «Секретарь союза такой-то получил годичный творческий отпуск». Да что же это такое, как не прямое признание того, что писатель до «творческого отпуска» занимался чёрт знает чем, только не творчеством! […]

Ехать на длительный срок писателям надо всерьёз, то есть, что называется, со всеми потрохами, с женами, чадами и домочадцами. Это не «творческая командировка». Таким писателям надо бы помочь и средствами передвижения, чтобы они могли ездить туда, куда им понадобится, не «голосуя» на дорогах и не находясь в постоянной зависимости от директора совхоза или МТС, от секретаря райкома или председателя райсовета.

Разумеется, далеко не всем писателям необходимо ехать в деревню. Пусть перебираются туда те, кому близки интересы колхозной жизни. А тем писателям, кто думает писать о рабочем классе, о городской интеллигенции, будут рады всюду, в любом промышленном центре нашей страны, в любом городе. […]

Почему бы, скажем, волжанину Панферову не пожить несколько лет на берегу Волги и написать роман так, чтобы он и для читателя был подлинной «Волгой-матушкой», а не Волгой - троюродной тёткой. 

Писатель тончайшей наблюдательности и великолепного владения добротным русским языком, Паустовский ежегодно бывает гостем в окрестностях Мещерской низменности. Почему бы не помочь и ему оседло устроиться где-либо на берегу Оки? Не верю, чтобы завзятый рыболов Паустовский в часы мёртвого бесклёвья не смотрел вокруг на колхозную жизнь жадными глазами художника. А будет смотреть - будет у нас и надёжная книга. […]

После первого съезда советских писателей Горький говорил: «Мы должны выработать целую армию отличных литераторов, - должны!» Об этих словах Горького не надо забывать, товарищи делегаты!» 

Шолохов М.А., Речь на XX cъезде КПСС  / Собрание сочинений в 8-ми томах, Том 8, М., «Правда», 1975 г., с. 250-251, 254, 257 и 259.