Выполняется запрос

10 эффектов воспитания творческой личности с детства. Эффекты 6-10.

НАЧАЛО. Эффекты 1-5.

 

Эффект 6. О роли братьев и сестер.

ЧТО НАВЯЗЫВАЕТ СРЕДА:

Тема во многом табуированная, в связи с чем в ней много “самотёка”. Внешняя сторона, как и обычно, стереотип: “Мы большая и дружная семья!”, а за обложкой может быть всё что угодно... Сценарии могут быть разные, тут проявляется и всё тот же эффект социальных ролей, и выращивается конкуренция между детьми за внимание / потребление (даже не важно, само так выходит или при помощи родителей).

С уверенностью можно сказать, что влияние братьев и сестер друг на друга в детстве есть и оно может быть полярно разным. Причем влияющих факторов тут не мало: и количество детей, и пол, и разница в возрасте. На эту тему хватает исследований (см. например Р. Зайонца), как плохих, так и хороших, но однозначного понимания, естественно, нет.       

 

СИЛЬНЫЙ ХОД: 

Нередко у творческих личностей встречается, что дети успешно договариваются о “ничегонеделании”, но неплохо работают, если их разделить. В то же время старший брат / сестра может стать первым наставником и помочь в реализации некоторых из уже упомянутых выше эффектов, как это было, например, в семье Баха, в которой старший брат выступал в роли наставника младших. 

По-настоящему хорошего решения нет. Но есть масса открытых вопросов. 

 

Ряд открытых вопросов:

В чем принципиальная разница воспитания единственного или нескольких детей? Какие и на каких этапах стоят риски перед родителями?  

Как именно влияют на будущую творческую личность отношения со старшими или младшими братьями, сестрами, какие сценарии оптимальны?

Какова роль конкуренции и/или кооперации между детьми? 

 

Эффект 7. «Контрленивая оболочка»

ЧТО НАВЯЗЫВАЕТ СРЕДА:

Начну с показательной иллюстрации, как лень может стать эталоном для целого государства:

Пример 1.
Грибоедов Александр Сергеевич — русский дипломат, поэт, драматург, пианист и композитор, дворянин.
«Ведь большинство детей, собравшихся в зале пансиона, от самого рождения имели право и возможность бездельничать всю жизнь. Поместья родителей, хотя бы и самые небольшие, предоставляли им радости охоты в лесах и полях, отдыха под сенью парков, купания и верховых прогулок и все услады, которые может подарить деревенское приволье и власть над крепостными. В соседних городах, даже самых захудалых, они могли развлекаться картами и балами. И так прожить долгие годы в покое, мире и деятельной праздности. И не было в России силы, которая могла бы заставить ленивого дворянского недоросля пойти служить Отечеству. В прошлом, восемнадцатом веке такая сила была. Петр I, как все его предшественники, попросту говорил: «Служи, или у тебя отберут имение!» А младшим сыновьям говорил еще проще: «Служи, ибо имения у тебя нет и никогда не будет, и ничем, кроме службы, ты не обеспечишь себя и семью». Но с тех пор как милостью Елизаветы Петровны и Петра III дворянам пожаловали право не служить и право дробить имения между всеми наследниками, с тех пор борьба с врожденной человеческой и русской ленью стала важнейшей заботой правительства. Как вынудить юношу покинуть удобный родной дом, где множество слуг выполняло малейшие его желания, расстаться со свободой и беспечностью — и вступить в беспокойный, угнетающий, порой опасный мир военной или статской службы? Зачем бы стал он что-нибудь делать, если так приятно ничего не делать?! Требовались очень сильные побуждения, чтобы толкнуть молодого человека на трудный путь».

Цимбаева Е. Н., Грибоедов  – М.: Молодая гвардия, 2011 г., с. 85-86.

Детям обычно предлагается такая модель мира: выучил уроки / сделал домашние дела - получи в награду “разрешенную лень”, получил плохую оценку / плохо себя вел получи наказание - домашние дела или “иди в комнату и учи уроки”. Соответственно лень возводится в эталон, а учеба / развитие / дело - наказание (или как у современной интеллигенции - в самозабвенный подвиг). 

Поэтому ситуация с мотивацией интеллектуалов меня не удивляет… 

К слову сказать, именно так устроены многие религии, что жизнь и труд - это кара, наказание, но если ты его вынесешь - в раю тебя будет ждать райское безделье, оно же предел мечтаний.        

 

СИЛЬНЫЙ ХОД: 

Большинство людей, в том числе в силу сказанного выше, вообще не в состоянии работать вне “мотивирующей” / “пинающей” оболочки (кстати, в геронтологи именно с этим связан эффект “затухания” человека с уходом на пенсию: не умея работать вне оболочки, он не знает чем себя занять). Тех людей, кто может, экономисты например, называют предпринимательской способностью населения (встречал разные цифры, от 3 до 8%), они могут создавать оболочки для других. 

У творческих личностей решение - это выращивание умения работать вне оболочки (часто даже вопреки), плюс правильные (а не как приведенные выше) эталоны, где бездействие - наказание (что с биологической точки зрения так и есть), а деятельность и есть награда. 

Опять-таки сценарии могли быть разные, объединяли их общие принципы:

- Ребенок совместно с взрослым выстраивает оболочку своей деятельности, причем, чем участие взрослого меньше, тем, судя по всему, лучше (нечто подобное в своей методике использовали как М. Монтессори, так и А.С. Макаренко).

- Наличие результатов деятельности, правильное поощрение / признание, в продолжение примера в начале описания эффекта:

Пример 2.
Грибоедов Александр Сергеевич — русский дипломат, поэт, драматург, пианист и композитор, дворянин.
«Когда восьмилетнему мальчику вручали первую в его жизни награду и генералы, профессора, поэты, сенаторы и все выдающиеся люди Москвы рукоплескали его успеху — какие чувства рождались в его душе, какой огонь в ней разгорался? И, раз зажженный, он не гас никогда, гоня покой души, толкая к великим делам. Наставники не давали потухнуть пламени честолюбивых стремлений. В истории они указывали мальчикам на знаменитых героев, замечательных достоинствами и подвигами. Они ставили в пример не правителей, великих по праву рождения, не богачей, прославившихся грабительством или скопидомством, но гордых, непоколебимо стойких, несгибаемых римлян, сражавшихся с тиранами, варварами или судьбой, часто гибнувших в неравной борьбе, — но всегда с честью и славой».

Цимбаева Е. Н. Грибоедов / Екатерина Цимбаева. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Молодая гвардия, 2011. с. 7.    

Стоит учитывать риски, чтобы ребенок не “зазвездился”.

 

Ряд открытых вопросов:

Какие действия могут предпринять родители для постановки правильных эталонов, и можно ли что-то сделать, если у самих родителей эти эталоны - потребительские? 

Как научить ребенка противодействовать среде?

 

Эффект 8: Кризисы (подробнее об этом эффекте можно посмотреть тут)

ЧТО НАВЯЗЫВАЕТ СРЕДА:

Взросление ребенка сопровождается большим количеством стрессов, многие из которых неизбежны, многие необходимы и полезны. Но среда зачастую формирует систему дистрессов - вредных стрессов (автор термина Г. Селье). 

Это и равнение на социальные стандарты / роли (дистресс от  несоответствия им), и требования к ребенку без приложения усилий, чтобы он мог эти требования выполнить. Так выходит, что система очень легко ставит на ребенке крест, зачастую загоняя его в угол. Занимаясь коррекцией подростков, часто наблюдал классический случай: в силу тех или иных причин, ребенок в свое время чуть отстал от остальных, школа давит, окружение в школе давит, он приходит домой… и там тоже самое. Причем разбираться никто не хочет, все только требуют. Ну и в особо острых случаях это все весьма печально заканчивается и для школы, и для родителей, и для ребенка. 

Причем даже сложные дети поддаются корректировке, если ими заниматься… Это доказал, например, А.С. Макаренко. Это доказали своими успехами многие творческие личности, у которых детство не сложилось (например см. детство А.Вольта, которого пришлось переучивать после бродяжничества).     

 

СИЛЬНЫЙ ХОД: 

Кризис - явление сложное, и да, может разрушить жизнь, но может и помочь с постановкой определенных качеств. Вполне вероятно, что наблюдение Н.И. Пироговым в детстве смертей братьев и сестер, а также свои собственные “болячки” повлияли и на выбор профессии, и на формирование необходимых для врача качеств. Судя по всему, вынужденная немота и обездвиженность Анри Пуанкаре в детстве (в период гиперактивности) как-то повлияли на его математический дар. НО воспроизводить такие эффекты мы не можем, они сложно поддаются контролю (не говоря уже о гуманности). А что же мы можем?

Могу с уверенностью утверждать, что полное огораживание ребенка от стрессов ни к чему хорошему не приведет. Стресс (как мотивирующий фактор) должен подаваться ребенку, но нормированно. Одно из решений, которое выдает и статистика и мой личный опыт - это “экскурсии в реальность”, задача которых показать ребенку множество “моделей мира / деятельности”, его разнообразие и не всегда в хорошем смысле. 

 

Ряд открытых вопросов:

Каковы формулы оптимального - для развития - кризиса?

Какие экскурсии и микроэкскурсии в реальность могут проводить современные родители самостоятельно?

Нужны задачники с открытыми задачами...

 

Эффект 9: О любви, заботе и детях.

ЧТО НАВЯЗЫВАЕТ СРЕДА:

Писать об этом эффекте не хочется, но надо, так как именно тут живут самые неоспоримые стереотипы о “любви и заботе”, “цветах жизни”, “нашем будущем”, “даре божьем” и так далее, и тому подобное (см. “Вечные стереотипы”:  Викентьев И.Л. Приемы рекламы и Public Relations - СПб “Бизнес-пресса” 2004 г. с.63-67) . 

Впрочем, я не столько против самих утверждений, сколько против того, во что они выливаются. Среда навязывает “биологическую / животную любовь” к потомству, эта любовь скорее инстинктивна, и в самые ранние годы без нее, наверное, никак (хотя попадались педагогические системы раннего развития, в которых утверждается обратное). Кстати, при такой любви / заботе негодование родителей также, зачастую, принимает “звериную” форму: орать, бить и прочее. 

Судя по всему, что на такой механике растут как раз все не самые творческие качества, вследствии чего в лучшем случае - психотравмы, а в худшем - вырастает антиличность (об этом делается отдельный материал, останавливаться на этом не буду). 

В случае с психотравмами человек “подсаживается” на любовь, верит, что кто-то должен его непременно любить, и впоследствии это стремление во многом определяет его деятельность, чему сопутствуют разнообразные риски, в том числе поиск “костыля” (т.е. человека, который эти психотравмы будет либо купировать, либо компенсировать). Об этом подробнее - доклад А.О. Романова «Семья творческой личности».    

 

СИЛЬНЫЙ ХОД: 

Я ни в коем случае не рекомендую относиться к ребенку равнодушно, ребенка действительно надо любить, вот только любовь эту я назвал бы скорее “функциональной / контрбиологичной / контринстинктивной”. 

То есть во главу угла мы ставим не эмоции / инстинкты и вытекающие из этого реакции, а развитие в ребенке нужных в будущем ему (а не родителям) качеств и навыков.

На опыте творческих личностей решение лежит в области выстраивании особой этической системы внутри семьи, некоторые элементы таких систем были у дворянства XIX века, но нацелены они были, как Вы понимаете, не на творческую деятельность. 

 

Ряд открытых вопросов:

Какие этические стандарты стоит внедрять в семье XXI века для воспитания творческого ребенка?

Даже если такие стандарты внедрены, как оградить ребенка от навязывания “инстинктивных проявлений” со стороны близкого окружения / среды в целом?

 

Эффект 10: «А есть ли у нас корни?»

ЧТО НАВЯЗЫВАЕТ СРЕДА:

Этот вопрос считается важным для общества на двух уровнях. 

Первый - кто мои предки? 

Второй - к какой социальной / национальной / религиозной группе я принадлежу и что это значит. 

Первый случай - не критичен, среда навязывает своих предков: кто бы они ни были, ты должен уважать и равняться на них, их авторитет непреложен. Иногда такая схема даже работает, например, среди элиты, когда в роду действительно был выдающийся человек, что задает высокие эталоны. 

Второй случай более критичен для творческой личности по ряду параметров: от низких эталонов и поощрении отсутствия результатов до вполне конкретных научных барьеров. Не редко через эффект принадлежности решаются задачи пропаганды и смены режима (как “мои предки - трудовой народ”).    

 

СИЛЬНЫЙ ХОД: 

Вопрос предшественников вообще очень важен для творческих профессий, хотя бы для понимания, где есть новизна и где ее нет. 
Решение на поверхности: оценка людей не по принадлежности, а по результатам. Идея не нова, но принимается редко (последнее время особенно). На практике решение сводится к высоким эталонам, то есть предшественникам с высокими творческими результатами, даже если они тебе не родня и не одной с тобой национальности. 

По логике, в школе, кроме упоминания отдельных имен должны были бы объяснять, кто в какой области достиг существенных результатов и как, но это уже из области “мечт”.  

 

Ряд открытых вопросов:

Какова роль правильного кумира для ребенка, и как его найти?