Выполняется запрос

Серго Орджоникидзе: неприятный разговор со Сталиным

Смерть Серго Орджоникидзе вскоре после процесса еще более обнажила жестокость и бесчеловечность Сталина. Серго был его старым другом и соратником. Еще в 1912 году Орджоникидзе рассказал Ленину о Сталине и сыграл важную роль в избрании Сталина в ЦК. Вместе они решали и грузинский вопрос. Орджоникидзе тоже не переставал прибегать к жестоким методам. Он признал лидерство Сталина, но как старый друг и товарищ, член Политбюро и нарком тяжелой промышленности высказывал ему прямо и открыто все, о чем думал. Говорят, он единственный протестовал против методов работы НКВД и ходатайствовал за арестованных. Но влияние его падало, зато росло влияние Лаврентия Берии — его врага и соперника.

Практически все, кто знал Берию, ненавидели и боялись его. Орджоникидзе считал его беспринципным подлецом и говорил об этом Сталину прямо в глаза. Но Берия каким-то образом смог посеять семена сомнения и возбудить подозрительность Сталина в отношении Орджоникидзе. Он был мастером интриг, намного хитрее, чем Серго. Более вероятно, Сталин сам, без участия Берии, решил отказаться от услуг Орджоникидзе.

Давление на Серго стало расти. Обвинения в саботаже и вредительстве в промышленности — основная тема по­казательных процессов. Газеты, радио призывали к бдительности и выявлению вредителей, что непосредственно затрагивало и наркома. Его заместитель Пятаков был обвинен в заговоре, саботаже и расстрелян. Было арестовано много сотрудников его комиссариата. От Орджоникидзе требовали представлять отчеты о саботаже и давать рекомендации ЦК, какие действия предпринимать против шпионов и вредителей.

«Злые Гении»: жизненная стратегия АНТИличности фото
«Злые Гении»: жизненная стратегия АНТИличности

Известно: в историю можно войти с парадного входа, а можно с черного. Тех, кто входит с парадного, обычно называют великими людьми, иногда гениями. Тех, кто входит с черного, – «злыми гениями».

Один из первых вопросов, с которых началась эта книга, – а существуют ли они, злые гении? Может быть, их придумали массовая культура и искусство: сумасшедших ученых, диктаторов, мечтающих поработить мир, комиксовых суперзлодеев?

Теперь, спустя два года после того, как начался сбор материалов по теме, можно сказать утвердительно. Да, «злые гении» существуют. Но то, какими рисуют их литература и кино, ничего общего не имеет с реальностью.

Здоровье Орджоникидзе было неважное — повышенное давление, слабое сердце. Но он отказывался от отдыха. Террор проник и в личную жизнь Серго. НКВД арестовало его старшего брата. Допросы проводили с применением пыток. Показания искажались. Он тяжело переживал это.

Утром 17 февраля 1937 года у Орджоникидзе состоялся неприятный разговор со Сталиным. Он протестовал против обыска, проведенного НКВД в его квартире в Кремле по приказу Ежова. Сталин спокойно отвечал, что «НКВД может провести обыск даже в моей квартире». Орджоникидзе, без сомнения, жаловался на террор, на то, что арестованы его друзья и сотрудники. Оба вышли из себя. Старая дружба была забыта.

Орджоникидзе вернулся в свой кабинет и работал до двух часов следующего утра. По показаниям его жены Зинаиды Гавриловны он отказался лечь спать, отказался есть и разговаривать с друзьями по телефону, а целый день что-то писал. В 17.30 она услышала звук выстрела и, вбежав в комнату, увидела его мертвым. Тут же позвонила Сталину, но, хотя его квартира была рядом, он пришел не сразу и уже в сопровождении членов Политбюро и Ежова.

18 февраля 1937 года газеты опубликовали сообщение о смерти Орджоникидзе от сердечного приступа. Свидетельство о смерти подписали четыре известных врача, трое из них впоследствии были ликвидированы. Арестованы были и члены семьи Орджоникидзе, кроме жены, и все, кто работал с ним, даже сторож на даче. Официальная версия о смерти просуществовала до 1956 года, когда Хрущев открыто заявил, что Орджоникидзе застрелился.

Самоубийства беспокоили Сталина. Он считал их одной из форм предательства. Сначала жена предала его. А сейчас Серго. Протесты Орджоникидзе против ареста Пятакова и других показывали, что он не способен был находить оппозиционеров и предателей в своем окружении. Не по­тому что был мягкосердечен и доверчив, а потому, видимо, что поддерживал их и готов был стать активным врагом.

Грей Я. Сталин. Личность в истории. Троцкий Л. Сталин. / Пер. с англ. С.А.Неютелова, В.В.Ходорченко и др.; — М.: «ИнтерДайджест», 1995. 368 с.— («История  в лицах. Диктаторы»).Стр. 122-123.