Выполняется запрос
 

Инновации строятся на явлении конвергенции

Персоналия(ии):

«Следующей характерной (и поистине уникальной) чертой инноваций, обоснованных на новых знаниях, является то, что они, как правило, строятся на конвергенции нескольких видов знаний и совсем необязательно относящихся к области науки и техники.

Среди самых полезных для человечества нововведений текущего столетия, безусловно, следует назвать гибридаизацию в области растениеводства и животноводства. Именно гибридизация сделала возможным обеспечение пищевыми продуктами гораздо большего числа людей чем предполагалось полвека назад. Первой успешно выведенной новой культурой стала гибридная кукуруза. Она была получена в результате двадцатилетнего упорного труда Генри Уолласа, издателя сельскохозяйственной газеты в штате Айова, а впоследствии министра сельского хозяйства при президентах Хардинге и Кулидже. Пожалуй, Уоллас был единственным министром сельского хозяйства, который сделал что-то существенное и конкретно е, а не только распределял средства, как это делали другие. Гибридная кукуруза явилась результатом двух открытий. Первое из них принадлежит селекционеру из штата Мичиган Уильяму Билу, который примерно в 1880 г. открыл возможность гибридизации. Ко второму открытию относится разработка голландским биологом Хуго де Врие принципов генетики Менделя. Эти два ученых не были знакомы друг с другом. Работы, которые они проводили, отличались одна от другой и по направлению, и по содержанию. Лишь объединение этих научных достижений сделало возможным появление гибридной кукурузы.

В основе разработки самолета, построенного братьями Уилбером и Орвиллом Райт, также лежат два открытия. Первое — это изобретение в середине 80-х годов прошлого столетия двигателя, работающего на бензине и предназначавшегося для первых автомобилей, изготовляемых Карлом Бенцом и Готтфридом Даймлером. Второе открытие было сделано в области аэродинамики при проведении экспериментов с планерами.

Оба эти открытия были сделаны совершенно независимо друг от друга. Однако только их соединение дало возможность создать аэроплан.

Как уже говорилось, компьютер явился детищем конвергенции. Были соединены воедино пять различных важных открытий: аудион Фореста, крупное открытие в области математики — двоичная система счисления, математическая логика, внедрение перфокарты, разработка программного обеспечения и принципов обратной связи.

Без какого-нибудь одного из этих пяти компонентов было бы невозможно построить электронно-вычислительную машину. Английского математика Чарльза Беббиджа часто называют «отцом компьютера». Более того, многие считают, что, если бы он имел в своем распоряжении нужные виды металла, а также электроэнергию, он бы смог уже тогда построить ЭВМ. На наш взгляд, это отражает неправильное понимание сути вещей. Если бы Беббидж и имел необходимые материалы, то максимум, что он смог бы создать, — это механический калькулятор, т. е. кассу или счетчик. Без новой логической базы, без перфокарты, программного обеспечения и обратной связи, а их как раз и не было в распоряжении Беббиджа, единственное, что он мог сделать, — это представить в своем воображении некое подобие современных ЭВМ.

Бизнес-справочник: БЛЕФ-ТЕХНОЛОГИИ фото
Бизнес-справочник: БЛЕФ-ТЕХНОЛОГИИ
Московский Клуб Авторов-Разработчиков

В наше время рынок, особенно в сети Интернет, наполнен самыми разными неологизмами: блокчейн, стартап, майндмэп и многое другое… Сложившееся обилие новой терминологии — на самом деле — палка о двух концах.

Возникает потребность в  справочнике-путеводителе по технологиям «бизнес-блефа», который сэкономит часы изучения интернет-ресурсов и книг. Каждая статья пытается объективно рассмотреть вопрос со всех сторон, показать, где и когда технологии под броскими названиями не работают, а в каких случаях все же могут помочь.

Основанный в 1852 г. братьями Перейр первый предпринимательский банк потерпел крах потому, что они имели в своем распоряжении только один из двух необходимых компонентов знаний — понятие о теории созидательного финансирования, что в принципе позволяло им стать блестящими венчурными капиталистами. Но они не обладали систематизированными знаниями банковского дела, которое к этому времени начало зарождаться по другую сторону Ла-Манша, у англичан. Именно в это время Уолтер Бейджехот написал книгу под названием «Ломбард-стрит», ставшую настольной книгой банкиров и коммерсантов.

В начале шестидесятых годов прошлого столетия три молодых человека, совершенно независимо друг от друга, подхватили идею братьев Перейр, добавили к ней свои знания в области банковского дела и добились колоссального успеха. Первым был Дж. П. Морган, получивший подготовку в Лондоне и тщательно изучавший опыт братьев Перейр с их банком Кредит Мобилье. В 1865 г. он основал в Нью-Йорке предпринимательский банк, наиболее преуспевающий банк подобного типа в прошлом столетии. Второй молодой человек по имени Георг Сименс на берегах Рейна основал банк, который он назвал Универсальный банк, т. к., по его замыслу, этот банк должен был вобрать в себя качества депозитного банка английского типа и предпринимательского банка, который был основан братьями Перейр. Примерно в это же время третий молодой человек, Эичии Шибусава, в далеком Токио основал японский вариант Универсального банка. Интересно, что Шибусава Эичии был первым японцем, отправившимся в Европу для практического изучения банковского дела. Сначала он изучал французский вариант банковского дела, а затем переехал в Лондон, где провел довольно длительное время в конторах на Ломбард-стрит. Шибусава по праву считается не только основателей японских банков, но и всей современной японской экономики. Как известно, Дойче банк, основанный Сименсом и Даичи банк, основанный Шибусавой, до сих пор являются самыми крупными банками в своих странах.

Первым человеком, основавшим газету современного типа, был американец Джемс Гордон Беннет. Именно его «Нью-Йорк геральд» была прообразом тех газет, которые мы с вами читаем каждый день. В своем начинании Беннет исходил из двух очень важных посылов: газета должна приносить прибыль, чтобы быть творчески независимой, и должна иметь достаточно низкую цену, чтобы расходиться массовым тиражом. Более ранние газеты не сочетали в себе этих двух качеств. Одни газеты приносили прибыль, но жертвовали своей независимостью, становились лакеями и платными пропагандистами политических фракций, каковыми и было большинство американских газет и практически все европейские газеты того времени. Другие же газеты, типа аристократической лондонской «Таймс», издавались «джентльменами для джентльменов» и имели такие высокие цены, что были доступны только избранным.

Беннет блестяще воспользовался двумя изобретениями, которые в своей совокупности составили основу современного газетного дела: телеграф и высокоскоростная печать.

Эти две технические новинки позволили ему радикально снизить затраты на выпуск газеты. Будучи дальновидным человеком, Беннет сознавал и необходимость повышения эффективности наборных процессов (высокоскоростные наборные машины были изобретены только после его смерти). Он также понимал, что массовый тираж газеты при ее низкой цене будет эффективен только с ростом грамотности широкого населения. Это требование было одним из двух нетехнологичных принципов газетного бизнеса. Существовал, однако, еще один очень важный фактор, который он не учел,— это реклама. Беннет не смог ощутить всю важность массовой рекламы как источника дохода и гаранта независимости. В индивидуальном плане успех Беннета был очевиден — он был первым газетным королем. Но его газете не суждено было ни стать лидером, ни обречь финансовую стабильность. Эти цели были достигнуты другими, и только через двадцать лет, в 1890 г. Нашлись три человека, которые поняли всю важность второго нетехнологичного принципа для современного газетного дела и начали помещать рекламы в своих газетах: Джозеф Пулицер, сначала в Сан-Луи, а затем в Нью-Йорке, Адольф Очс, скупивший обреченную «Нью-Йорк тайме» и сделавший из нее ведущую газету США, и Уильям Рэндольф Херст, основатель знаменитого газетного концерна.

Изобретение пластических масс, начиная с нейлона, также было основано на сочетании разных видов новых знаний, каждое из которых появилось в 1910 г. Прежде всего следует назвать органическую химию, начало развитию которой было положено в Германии и продолжилось уже в Нью-Йорке. Своему усовершенствованию органическая химия многим обязана Лео Бакеланду — бельгийцу, работавшему в одной из нью-йоркских химических лабораторий. Затем свою лепту внесли рентгеновская дифракция и раскрытие тайн структуры кристаллов, а также вновь изобретенная высоковакуумная техника. Наконец, первая мировая война вызвала к жизни ранее не существовавшие потребности, которые повлияли на решение германского правительства ускорить исследования в области полимеризации с целью получения заменителя каучука. Однако прошло еще не менее двадцати лет прежде, чем выпуск нейлона был основан на производственном уровне.

Итак, до тех пор, пока не соединятся воедино все необходимые знания, т. е. научно-технические достижения, любые инновационные мероприятия, в основе которых лежат новые знания, будут обречены на неудачу. В большинстве случаев проведение нововведения становится реальным только тогда, когда уже имеются все необходимые данные и есть прецеденты их использования. В подтверждение этих слов можно привести пример основания Универсального банка в Германии в 1865—1867 гг. или скачок в развитии электронно-вычислительной техники после второй мировой войны. Иногда новатору удается выявить недостающий элемент, и тогда он начинает усиленно искать способ его получения. Несколько выше мы говорили о том, какую важную роль в становлении современной газетной индустрии была призвана сыграть реклама. Реклама была необходимостью, и нашлись люди, которые эту необходимость осознали: Джозеф Пулицер, Адольф Очс и Уильям Рэндольф Херст. Собственно, Слияние информации и рекламы и послужило началом образования того, что мы сейчас называем «масс мидиа», т.е. средства массовой информации. Братья Райт, например сумели определить недостающее звено при конструировании своего самолета. Этим недостающим звеном было математическое обоснование, без которого было невозможно продвинуться вперед. Инженеры компании построили аэродинамическую трубу и при помощи практических испытаний получили искомые результаты. Так или иначе, но пока все необходимые нововведения не соединятся воедино, сдвинуться с мертвой точки невозможно.

Сэмюэль Лэнгли, например, от которого его современники ожидали, что именно он изобретет аэроплан, был гораздо более подготовленным ученым, чем братья Райт.

В качестве руководителя Смитсоновского института в Вашингтоне, который был в то время основным научным учреждением в Соединенных Штатах, он имел в своем распоряжении весь научный потенциал страны. Может показаться странным, но Лэнгли не смог по достоинству оценить уже изобретенный двигатель, работающий на бензине, и делал ставку только на паровой двигатель. Действительно, сконструированный им самолет мог летать, но так как сам двигатель был очень тяжел, о перевозке на его борту каких-либо грузов, а тем более пилота не могло быть и речи. Это говорит о том, что самолет в его современном виде стал возможен только благодаря сочетанию математических расчетов и использованию двигателя, работающего на горючем топливе.

Вполне справедливым будет утверждение, что до конвергенции всех необходимых знаний нельзя даже говорить о рождении инновационного решения, основанного на новых знаниях».

Питер Ф. Друкер. Рынок: как выйти в лидеры. Практика и принципы. – М.: Book chamber international, 1992. – стр. 149-154.