Выполняется запрос
 

Слово «политик» не бывает в женском роде

Персоналия(ии):

«Не перестаю удивляться женщинам. Общаюсь с живой, умной, молодой дамой. Сколько ей? Ну, лет тридцать, не больше. А оказалось, она старше меня. Никак невозможно поверить! Да и что такое сейчас сорокалетняя, пятидесятилетняя женщина? Все возрастные стандарты поменялись. От теток советского образца — грузных, бесформенных, плохо причесанных - уходим бесповоротно. Раньше только в артистическом, богемном мире женщины так смело бросали вызов возрасту. Теперь это явление самое массовое.

Перемены не только внешний облик затрагивают. Женщина становится более самостоятельной, думающей. Это заметно даже в закрытой, например, чиновничьей среде, где трудно проявить эти качества.

А вот женские комплексы остались теми же, что и были. Мы лучше мужчин — а существуем в их тени, занимаемся их обслуживанием. С разными вариациями выслушиваю это постоянно. Прихожу куда-нибудь со своей проблемой житейской, если встречаюсь с женщиной, то заранее знаю. 5 минут мы будем говорить о моем деле, а 25 минут займет ее монолог о наболевшем. Видимо, то, что обо мне известно, настраивает собеседниц на эту волну. Чаще всего задают вопрос, почему женщин так мало в политике? И сами отвечают: мы сами в этом виноваты. Не боремся, не протестуем, не выходим к Белому дому. И забастовок не устраиваем. Договорились бы — не будем голосовать ни за одного кандидата-мужчину! И не стали бы голосовать. А мы что делаем? Возмущаемся и терпим. Раз в год о нас вспоминают, 8 марта, дарят цветочки, говорят, какие мы очаровательные и замечательные, мы, конечно, таем, а с 9 марта все начинается по-прежнему.

Это, конечно, речи митинговые, хотя весь митинг состоит из нас двоих. Но форма высказывания именно такая — лобовая, агрессивная, все специально так ужесточается, чтобы бить в одну точку. На самом же деле все гораздо сложнее. Женщины вовсе не сидят сложа руки. Есть сколько угодно женских клубов, каких-то объединений, с более или менее явной политической составляющей, они все время что-то пытаются сделать. В первой Думе была, как вы помните, фракция «Женщины России». Но на вторых выборах женское движение 5-ти процентный барьер не преодолело, что мне кажется очень симптоматичным. Я бы тоже ни за какую женскую партию никогда голосовать не стала. Бороться с дискриминацией по половому признаку - в этом есть какой-то раздражающий момент истерии. Хотя по-своему эта тема выигрышная - она всегда в моде, дает интересные шансы, можно ездить по всему свету на всякие конференции. Меня много раз звали, но я отказывалась.

Дискриминация, конечно, есть. Мужской шовинизм — тупой, неприкрытый, уродский. Держат глухую оборону, пока не настает момент бросить кого-то на амбразуру. Находят на эту роль женщину, а потом ее выкидывают. С этим надо что-то делать, но я никак не могу придумать — что. Это ведь не российская проблема, на Западе мы видим то же самое. Политика везде — это ресурс, а ресурсы всегда и повсюду в руках мужчин.

Говорят, согласно астрологическим прогнозам в России в ближайшее время должна появиться женщина-президент. Я считаю, что это мечты. Не в том смысле, что не верю в вероятность возникновения такой фигуры в качестве достойнейшего кандидата, но знаю точно - будь она хоть семи пядей во лбу, ей одной не победить. Против нее обернутся оба решающих фактора успеха на выборах - это деньги и социальный запрос. Где у нас деньги? В сырьевых отраслях и в финансовом мире. А обе эти сферы практически поголовно мужские. Периодически раздающиеся призывы передать, наконец-то, управление Россией в женские руки не стоит принимать за социальный запрос. Это так, фантазии, а в реальности мужчине надо десять раз через себя переступить, чтобы признать над собой царицу. И на женскую солидарность не стоит чересчур рассчитывать. Это вещь коварная. Мы уже успели понять: в момент голосования рукой движет не только рассудок, но и все наши подкорковые и надкорковые комплексы. А тут барьер сопротивления лежит именно на этом уровне.

Проблема женщины в политике имеет две грани. Первая касается женской части общества, ее прав. А вторая, занимающая меня гораздо больше, затрагивает интересы общества в целом.

Человечество всегда выигрывает от гармонии. В семье оба начала, мужское и женское, представлены одинаково. То же — и в творческих профессиях. В ближайших к человеку сферах - в семье, в искусстве — есть это равновесие, и жизнь устраивается более гармонично. Продвигаемся от человека к сферам, более и более удаленным от него — и там все заметнее преобладают мужчины, вплоть до того, что отдельные области они просто оккупируют. И там все меньше гармонии. Это трудно подтвердить примерами, не с чем сравнивать, но по всему выходит, что только так может быть.

Я не верю, что если бы у нас министром обороны была женщина, могла разразиться война в Чечне. Я вовсе не идеализирую свой пол. Ему тоже бывает присуща и агрессивность, и жестокость, и свирепость. Мы видим Олбрайт с ее бульдожьей хваткой, при всех ее брошечках и юбочках. Тэтчер была очень жестким политиком.

Я даже не утверждаю, что под началом женщины-министра военные действия были в принципе невозможны. Но не так, как это было проделано! В мирное время, не для защиты от врага, а ради замазывания кучи ошибок, которые были наворочены прежде, послать детей убивать друг друга — на такое способны только мужчины. В женщине нет этого запала — сначала действовать, потом разбираться. Материнский инстинкт, заложенный в ней,удержал бы вояк от такого безрассудства.

В России, стране бешеной, которую вечно швыряет из крайности в крайность, такие естественные предпосылки гармонии были бы особенно важны. Спор о том, кто лучше, нелеп: и у мужчин, и у женщин есть куча недостатков и слабостей. Женщины эмоциональнее, уязвимее, чувствительнее к тому, как к ним лично относятся. Мужчина более абстрактен, его не волнует, как он сегодня выглядит и какое в связи с этим впечатление производит на окружающих. Зато он постоянно снедаем жаждой самоутверждения любой ценой, а в женщине на той же инстинктивной основе ярче выражено стремление к созиданию... Уже сам этот хрестоматийны и перечень подсказывает, что гармония возможна только при сочетании качеств.

Мы проигрываем от мужского засилья даже в мелочах. Общеизвестно, что кулуарная часть политики имеет не меньшее значение чем официальная. У нас сейчас кулуары сместились в баню. Старая русская традиция, излюбленная мужская забава, убойная вы пивка... И так подготавливается и даже принимается большая часть решений. А появятся хотя бы несколько женщин — и все, придется отказываться от этих междусобойчиков. Кулуары переместятся в гостиную, где каждый будет вынужден контролировать свою лексику, включать самые ответственные отделы мозга, стимулировать интеллект. Где лучше думается: за водкой в бане, в распаренном виде, когда челядь ублажает хозяев, а они гарцуют друг перед другом, или в приятной комнате, за столом, за чашкой чая?

Женщине-президенту была бы неудобна чисто мужская охрана. Не всюду та может за ней последовать. Значит, и эти спецвойска стали бы смешанными, и там стали бы возникать совсем другие отношения.

В политике — хотя о ней о первой всегда вспоминают в разговорах о дискриминации — в минимальных пропорциях женщины все же присутствуют. Когда о своем рождении объявляло «Отечество», картинка получилась очень выразительная. Сидят в ряд мужики-тяжеловесы и среди них — Элла Памфилова. Так будет всегда. Приличия требуют, чтобы череду грубых мужских лиц разбивали один-два нежных таких цветочка. Это признак респектабельности. А в тех сферах, где нет нужды заботиться о публичном имидже, женщин нет вообще. Перебирая мысленно бесчисленные гангстерские сюжеты последних лет, вы не наткнетесь ни на одно женское имя. Страшноватый, но очень точный показатель. Если ты не проигрываешь, это не значит, что ты побеждаешь. Не проигрывают и те, кто вовсе игру не начинал. В женском управлении нет ни одного металлургического завода, ни одной нефтяной вышки, ни одного крупного банка.

Речь, если добраться до самого существа проблемы, идет о надежности системы. Однообразие, монополизм ее подрывают. Свободная конкуренция различных форм — поддерживает. Но мы о таких фундаментальных законах жизни и не вспоминаем, хотя надежностью озабочены постоянно. То в смене президента видим ее укрепление, то в формировании каких-то искусственных партий - в коротких, примитивных, конъюнктурных играх. А надежность - явление совсем другого круга. Это понятие большое, всеобъемлющее, существует в большом времени, живет долго. И искать ее надо, начиная с самых простых, естественных правил, по которым строятся человеческие отношения, заранее приготовившись к тому, что предстоит открыть много непривычного и нетривиального.

Что делает женщину неконкурентоспособной? Можно ли это изменить?

Великая женщина в российской ментальности - или декабристка, которая следует за мужем, разделяя его величие и его страдания, или лошадь, на которой пашут. Женщина, которая создает мир — не в рамках собственной семьи, а весь большой мир выстраивает, — о ней нет ни мифов, ни легенд, ни сказок, родившихся стихийно или выросших из семян, привнесенных в массовое сознание с особым умыслом.

В западной культуре такие проблески уже наблюдаются. Пример самый наглядный, хоть и самый примитивный — «Никита».

Не первоисточник — блестящий французский детектив с сильнейшими актерами, а именно американская версия. Из того, что фильм нес в концентрированном виде, американцы разварили мощный сериал, чтобы эту незамысловатую еду подавать небольшими порциями каждый вечер. Другими словами, для идеологических диверсий это не образец. И все равно в подкорке у зрителя закладывается новый ряд представлений. Женщина может находить решение в совершенно нестандартных ситуациях и выходить из них победительницей, она способна померяться силой с любым мужиком, но при этом она человечнее, она держит слово несмотря ни на какие искушения, перед которыми мужчине не устоять, и остается женственной, влюбляется и возбуждает к себе любовь.

А пример более изящного решения — мультфильм, который я недавно видела. Он еще тем примечателен, что в нем интересно сосуществуют рисованные и живые персонажи. Идет баскетбольный матч. Одна команда — страшные гориллы, способные смести I любого противника. А вторая — зайчики, птички, мышки и другие симпатичные зверушки, которые тоже обожают баскетбол. Вначале, естественно, абсолютное преимущество за гориллами. Но инициативу перехватывает крошечная девочка-Белоснежка. Она подлетает к чудовищу, несколькими быстрыми движениями, типа каратэ, бьет по лбу, выхватывает мяч и забрасывает в корзину. И в игре наступает перелом. Большое удовольствие - наблюдать за посрамлением тупой, грубой силы. Но ведь важно еще и кто преподает этот урок. Не зайчик, не мышонок, а именно девочка.

На нее можно положиться в трудную минуту, она сама не пропадет и других выручит.

А у нас ничего нет. Не только эпохальных полотен о русских царицах, но даже своей родной Никиты. Женщина у нас знает одно - мучиться, страдать, рыдать и изнывать под непосильным бременем бытовых забот. Хотя подождите, я не права. Есть литературный сериал Александры Марининой, вышла и его видеоверсия. Женщина выступает на традиционно мужском поле. Женщина побеждает не только своих естественных противников — преступников, - но и общепризнанные в этой среде стереотипы поведения. Она не преследует бандитов по крышам, не вступает в перестрелки — она делает то, что ей подходит: работает за столом, ее оружие — ручка и компьютер, а главная сила не в мышцах, а в выдающемся интеллекте. Во всем этом много дерзкой новизны.

Книги Марининой необычайно популярны. Хотелось бы знать, кто их читает, за что любит и что из них выносит. Ослабляют ли они позиции мужского шовинизма хотя бы в той степени, какая посильна данной разновидности литературы? И даже еще важнее: можно ли считать и появление такой героини, как эта Настя Каменская, и активную реакцию читателей признаком нового социального запроса?

В пользу этого предположения говорит и такое мое наблюдение. В обсуждение крупных социально-политических тем женщины вовлекаются легче и активнее в нем участвуют. У них меньше агрессивности, меньше комплексов, больше открытости и предрасположенности к тому, чтобы выслушать и понять. Мужчина чаще всем своим видом показывает, что слушает только из вежливости: вот сейчас она закончит, и я ей выдам. А женщина и ведет сe6я спокойнее, и вопросы задает самые конкретные, ей важна суть. Есть разные идеи, а как их представить себе «в мясе», в организации реальной жизни? Подойдут они нам или не подойдут? И кто займется их воплощением? Возможно, и вправду самоощущение женщин меняется. Если в будущем им предстоит стать наиболее динамичной частью общества, то и всматриваться в это будущее они должны с большим любопытством.

Но не будем забывать: и в жизни, и в политике все решает личность. Фон неблагоприятный, традиции патриархальные, и вдруг появляется человек, который ни с чем этим не считается и действует по своим собственным законам.

В российской политике была такая звезда. Но мы ее потеряли».

Хакамада И.М. Я работаю политиком. - М.: Офсет, 2004. – стр. 117-123.